САВИНЫХ
Андрей Владимирович

Депутат Национального собрания
Республики Беларусь

А. Савиных: Чем сильнее будут давить извне, тем более консолидированным будет становиться белорусское общество

Савиных Андрей Владимирович - депутат Национального собрания Республики Беларусь

Об имидже Беларуси в мире, информационном давлении Запада, почему их «рецепты» не работают, а также уже идущей Третьей мировой
в эфире «Смартпресс» рассуждает председатель Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Беларуси по международным делам Андрей Савиных.

Имидж Беларуси в глазах иностранных граждан и образ Беларуси в глазах наших граждан нельзя смешивать. Если мы говорим о внешнем облике, об имидже страны, то это всегда образ в глазах иностранных граждан. Это не есть впечатление наших граждан, которые живут внутри страны о том, что представляет из себя Республика Беларусь.

Если сначала посмотреть взглядом извне, то возникает следующий вопрос: какой критерий выбрать. Он должен быть как минимум объективный. Если мы берем субъективный критерий, возникает огромное количество мнений и споров.

Начнем с географической составляющей. В мире живет 8 миллиардов человек, на все население планеты мы транслировать свой имидж можем весьма опосредованно.

Положительный имидж Беларуси

Возникает вопрос, положительный образ Беларуси важен в каких регионах? Давайте возьмем объективный критерий – белорусскую внешнюю торговлю. 50 % нашего экспорта идет в Россию и страны СНГ. То есть положительный имидж в этих странах – это 50 % нашего торгового успеха или помощь во внешнеторговом успехе. Я думаю, образ Беларуси в России и в странах СНГ – это современная, хорошо обустроенная страна, доброжелательные и очень образованные люди. Иными словами образ весьма положительный.

За время работы в Турции, общаясь неформально с послами стран СНГ, могу сказать, что образ Беларуси намного лучше, чем мы себе представляем, находясь здесь на родине.

25 % наших экспортных поставок идет в дальнее зарубежье. Здесь сформировать устойчивый образ Беларуси для такого огромного количества людей весьма сложно. Но я убежден, что он достаточно позитивен в Китае, Вьетнаме, Индии, Африке и в развивающихся странах. Там тоже знают Беларусь как современное европейское государство, промышленно развитое государство, производящее тракторы, станки, машиностроительную продукцию и массу других товаров.

Необходимость критического мышления в эпоху пропаганды

Вернемся в проблемный европейский регион, где торговля у нас составляет 25 %, и где у нас возникают определенные сложности. Я бы не стал трактовать публикации в Deautche Welle и других западных СМИ как реальный образ Беларуси в глазах немцев, французов.

Массмедиа оказывают влияние, конечно, но, как правило, на мнения людей, у которых отсутствует критическое мышление, у которых нет достаточного объема информации. Но как раз таки в этом регионе уровень образования граждан достаточно высок. И когда контактируешь с людьми, то понимаешь, что у них выработано критическое мышление ко всему тому, что они читают или слышат. Они знают, что есть пропаганда, они знают, что есть политические конфликты, и они учитывают это, когда читают какие-то критические статьи о Беларуси в западных СМИ.

Сошлюсь на последний разговор с зарубежным коллегой. Член политической парламентской партии в Польше (пока они имеют небольшое представительство в парламенте, но по оценкам могут выйти на 20 % электоральной поддержки, а это существенно), разговаривая между собой, шутят: «Куда поехать отдыхать в этом году»? И ответ одного из лидеров: «Только в Беларусь. Это последняя приличная страна, в которой можно нормально отдохнуть и пообщаться с людьми». Это как минимум говорит о том, что мнения граждан и мнения газет или политических кругов и тем более мнения политических пропагандистов, которые пытаются создать ложный образ, очень серьезно разнятся. И в Европе, кстати, этот разрыв очень большой.

Безоблачного образа страны нет ни у кого. Мы просто не знаем деталей нашего образа в глазах иностранцев, мы никогда не проводили такого рода исследований. Соединенные штаты проводили. У них было глобальное исследование, проведенное в десятках стран о том, как граждане этих государств относятся к США. Казалось бы, тратятся огромные деньги на пропаганду американского образа жизни, но тем не менее данные показали, что даже в странах Западной Европы около 50 % граждан относятся к США очень критично, негативно.

Нам не обязательно иметь позитивный образ. Отсутствие конфликтов не создает какую-то красивую картинку.

Когда Беларусь входит в какие-то конфликты, в том числе с коллективным Западом, то позитивный образ формируется нашей способностью отстаивать свои интересы. Это очень важный момент. И это наше качество вызывает уважение у большого количества элит развивающихся стран.

Я здесь подчеркиваю элит, потому что ориентироваться на все население невозможно. И мы постоянно слышим обращения от наших коллег-парламентариев, особенно из стран, которые пережили цветные революции, они говорят одно: «Белорусы, одумайтесь! Что вы пытаетесь сделать? Посмотрите на нас! Мы начинали это с лучшими побуждениями. Не понимаем, как это все произошло, где мы оказались, но видим только одно, что с каждым годом, с каждым циклом ситуация все хуже и хуже». И когда это остановится, они не понимают. Они смотрят на Беларусь, которая сумела отстоять свои установки, и чувствуют уважение к стране, уважение к людям, которые смогли найти в себе силы консолидироваться и настоять на своем.

Противостоять совокупному информационному давлению коллективного Запада

Вы предлагали ранее слоган для Беларуси: «Беларусь – большая загадка Европы». Изумлять мир – это особая миссия?

– Вы уходите в другую сферу. Когда я был пресс-секретарем в МИД, мы серьезно занимались внешним образом Беларуси. Слоганов было разработано несколько. Мне нравится другой: «Беларусь – это медленно просыпающийся зубр». Кстати, очень многим людям запомнился именно он. А то, что мы загадка для Евпропы, это правда. Я бы сказал таким образом – Западная Европа плохо понимает, почему все их рецепты не работают в Республике Беларусь. Это уже не имидж. Это их способность разобраться в социальном устройстве суверенного государства. Они за эти 30 лет так и не поняли одной простой истины.

Власть в Республике Беларусь работает в интересах подавляющего большинства населения, граждан страны. Она делает только то, что выгодно для людей в краткосрочной и долгосрочной перспективах. Делает это настолько, насколько возможно и реально в данных условиях, как умеет и как может.

Вот почему мы отказались от обвальной приватизации, которая была бы выгодна только иностранным инвесторам, поскольку она не улучшает положение граждан и не ведет в долгосрочной перспективе к экономическому развитию.

Приватизация помогает обогатить метрополию, которая дает эти иностранные инвестиции, но не помогает развитию страны. И мы видим такие примеры в десятках стран.

Они до сих пор не поняли, как небольшая страна может противостоять совокупному информационному давлению коллективного Запада.

Имидж – это комплексное понятие. В конечном итоге с учетом временного фактора, я уверен, что восприятие Беларуси в Западной Европе среди простых людей, не политиков и не пропагандистов, а бизнесменов, инженеров, врачей и других будет весьма положительным.

Возьмем ситуацию с COVID. Ведь мы имели практически такую же стратегию, как и Швеция. Мы не умели это оформить в привлекательную идеологическую упаковку, не могли это представить красиво миру, но результат был практически одинаковый. Да, они попытались каким-то образом дискредитировать Швецию и замолчать Беларусь. На фоне коллапса системы здравоохранения в Италии, Франции мы совершенно четко можем сказать, что наша система здравоохранения не Mercedes, у нас нет 4К телевизоров в палатах, но мы обеспечиваем массовую медицинскую помощь высокого качества для подавляющего числа граждан.

Уровень развития медицины – это и есть один из составляющих компонентов национального имиджа.

Давайте будем говорить об этом. И мы здесь в стране забываем о том, что белорусская система здравоохранения – 20-я в мире по классификации ВОЗ.  За рубежом об этом знают, во всяком случае специалисты, и отдают должное нашей системе здравоохранения.

Давайте возьмем такие примеры, которые не субъективные, а имеют какие-то количественные параметры. У нас 100 тысяч студентов в высших учебных заведениях. Из них около 27 тысяч – это иностранцы из 109 стран мира. В Турции я разговаривал с послом Шри-Ланки в Турецкой Республике. И могу сказать, что в элите этой страны пользуется популярностью возможность отправить ребенка в Беларусь получить высшее образование по специальности в области медицины. Это не просто так. Люди стремятся к этому. Он даже просил моего содействия в отношении одного или двух студентов. О чем это говорит? – О том, что Беларусь реально знают.

Поэтому не стоит путать пропаганду, конфликт или, если хотите, даже информационную войну, которая сейчас идет между Беларусью и коллективным Западом, и реальный образ Беларуси в глазах граждан за рубежом.

Величайший пропагандистский миф Запада

Каков международный имидж нашей страны глазами белорусов?

– Интересный вопрос. Мы привыкаем к тому, что есть. Человек не ценит то, что имеет. Ему всегда хочется большего. При этом нужно сравнивать с тем, что происходит в других странах. У нас часто люди выезжают на Елисейские поля в Париже и говорят, что весь коллективный Запад – это Елисейские поля. У них нет реального представления о том, как живут люди за рубежом, и каким образом это достигается.

Наше представление о собственной стране формируется под вилянием образа, который транслируется с Запада о том, насколько Запад хорош, что он лидирует во всех сферах жизни, а это на самом деле не так.

Через психологическое и информационное давление, мы начинаем оценивать ситуацию в собственной стране. Это колоссальная ошибка. И более того это делается целенаправленно.

Пол Лазарсфельд – автор концепции «лидер мнений» – и еще с десяток других специалистов отрабатывали когнитивные технологии мягкого влияния на граждан. Началось это на Западе самое позднее в 20-х годах. И сейчас эти технологии отточены и точно также используются на гражданах других стран только с одной целью – защитить и создать ощущение у большинства мира, что Запад – это действительно лидер социального, политического, экономического развития. И что он имеет право диктовать другим народам и свою волю, и свои стандарты. А это и есть величайший пропагандистский миф.

Западная пропаганда формирует мнения белорусов

Не кажется ли вам, что репутационные проблемы Беларуси каким-то образом отражаются и на союзниках. Не получится ли так, что у союзников будет более болезненное восприятие белорусского имиджа внешнего. И в какой-то момент они посчитают для себя некомфортным союз с Беларусью?

– Этот вопрос показывает, что вы воспринимаете Беларусь через западно-европейский дискурс, через восприятие, навязанное по большому счету пропагандистами коллективного Запада.

Политические решения принимаются, как правило, элитами, то есть людьми, которые достаточно хорошо информированы, и которые не могут позволить себе только одну слабость – иметь ложное представление об окружающей их реальности. Это значит, что как раз на этом уровне никаких иллюзий в отношении того, что происходит в мире и что происходит с Республикой Беларусь на данном этапе нет и быть не может. Поэтому какого-то пропагандистского влияния на принятие управленческих решений, в том числе и в рамках процессов интеграции, быть не может.

Иметь объективное представление об окружающей реальности

Нам надо четко отдавать себе отчет в том, в каком времени мы живем. И сейчас это время достаточно серьезных политических трансформаций. По большому счету мы не узнаем мир, в котором мы живем через 3-5 лет.

Началась война?

– Войны в классическом понимании слова как Вторая мировая война, конечно же, не будет. Такая война устарела. Третья мировая война будет совершенно другой. Не будет жестких противостояний огромных армий, не будет обмена ядерными ударами. Почему? Потому что это приведет к гибели мира. Глобальная война будет заменена на десятки мелких локальных конфликтов.

А когда она начнется?

– Давайте рассуждать. Мы имеем конфликты в Украине, Грузии, Молдове. Мы имеем конфликты в Ираке, Сирии, Ливии. Сейчас намечается конфликт в Южно-Китайском море. Обостряется ситуация с Тайванем. Очень много вопросов возникает в Центральной Азии, в Афганистане. Если исходить из этого, то число локальных конфликтов множится. И мы можем смело говорить, что в этом компоненте война уже идет.

Самое главное, что тяжесть «военных действий», противоборства переносится в сферу экономики и в сферу информации. Если мы берем и рассматриваем область экономики, что мы видим? Мы видим конфликт между США и Китаем, по сути дела, торговая война. Мы видим аналогичные конфликты между Китаем и Индией.

Даже на классическом совокупном Западе начинают проявлять себя эти конфликты. Планировалось подписание соглашений между ЕС и США о свободной торговле. Оно не подписано. И могу вас уверить, что подписано не будет. Вводятся санкции, ограничения, дополнительные пошлины на товары из ЕС в США и наоборот. Это классический пример торговой войны. Если вы послушаете разговоры в кулуарах Всемирной торговой организации, там серьезно говорят о том, что режим глобальной торговли, скорей всего, не переживет ближайшие 3-5 лет, он будет серьезно модифицирован. Так что торгово-экономическая война уже идет.

В этой войне убитых пока нет, но раненые уже имеются.

– Больше всего, на мой взгляд, раненых в информационной войне. Следующий очень важный компонент – это война мировоззрений. И здесь наиболее жестко проявляются все эти факторы. Это и ситуация с Беларусью, и постоянные конфликты с Россией, Китаем, и много другого. Думаю, в ближайшее время увидим массу новых военных кампаний в этой области. И жертвы будут, как вы правильно сказали, «на голову».

Люди, которые теряют способность рационально осознавать окружающую реальность, и есть падшие на информационной войне.

В любой войне дух армии является критично важным. В данном случае, поскольку это Третья мировая война, и она имеет совершенно другие формы и выражения, то армией является все общество. Отсюда мы выходим на необходимость понимания важности того, насколько общество консолидировано, насколько оно образовано, насколько правильно понимает цели национального развития, в каком направлении оно движется. И более того, готово ли жертвовать ради целей национального развития своим временем, своим благосостоянием на какой-то период времени. Если есть понимание, и общество готово, тогда мы имеем уcпех.

Пришло время консолидироваться

Негативные моменты есть в каждом государстве. Но время пришло такое, когда нам надо объединяться. Нам надо отбрасывать шелуху, нам надо реально видеть наши проблемы. Надо говорить об этом. Надо решать их не потому, что кому-то это удобно или не удобно. Потому что это требование, которое стоит перед всем обществом. И более того это важнейший критерий, который обеспечит успех нашей страны через 5-10 лет. Если мы это не сделаем, тогда у нас будут проблемы. Если мы это сделаем, имидж Беларуси вовне будет самым положительным. Причем прежде все это будет уважительное отношение к нашей стране.

Любая внешня угроза объединяет нацию. Вы чувствуете, что белорусский народ объединяется вокруг своего руководства?

– Я в этом не сомневаюсь. Причем процесс этот только начался.

Чем больше и чем сильнее на нас будут давить извне, тем более консолидированным будет становиться белорусское общество. В этом я достаточно сильный оптимист.

Более того я убежден, что шелуха этих ложных представлений о мире, который нас окружает, тоже улетит. Давайте будем откровенно говорить, ведь эти слабости мы сформировали сами. 3-5 лет назад, купившись на эти красивые варианты, привлекательные сценарии, где-то надеясь, что действительно наступила эра, когда все будут сотрудничать друг с другом, все будут помогать друг другу, все будут стремиться к благополучию. А выяснилось, что нет. По-прежнему идет конкуренция, по-прежнему странам навязывается неэквивалентный обмен, по-прежнему кто-то старается получить более выгодное положение и эксплуатировать другие регионы мира. Мы живем в реальном мире, и нам придется понимать его законы.

Я убежден, что белорусская нация сумеет сплотиться. Очень много механизмов надо модернизировать. Надо улучшать и расширять демократические институты, которые требуют улучшения в нашей стране. Надо расширять допуск к принятию серьезных решений. Надо увеличивать влияние общества, отдельных социальных групп на управление даже на уровне министерств и ведомств. Все эти задачи нужно решать.

Но эти решения должны быть не в пользу зарубежных кругов, а в интересах собственных граждан. И вот это сейчас и происходит. Именно сейчас и проходит адаптация государственных механизмов в этом направлении.

Недавние публикации