САВИНЫХ
Андрей Владимирович

Депутат Национального собрания
Республики Беларусь

О подходах к внешнеполитической доктрине Беларуси

О подходах к внешнеполитической доктрине Беларуси рассуждает председатель Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Андрей Савиных.

Концепция многовекторной внешней политики

В середине 90-х в условиях системного кризиса Президент Беларуси предложил стране концепцию многовекторной внешней политики. Она требовала от МИД и других министерств развития взаимодействия с максимально большим числом субъектов международной деятельности — зарубежными и международными организациями.

Главной задачей, поставленной перед внешнеполитической службой нашей страны, стала работа над формированием благоприятных внешних условий для обеспечения социально-экономического развития страны.

На протяжении почти 30 лет эта работа реализовывалась планомерно, конструктивно и вполне эффективно. Очень быстро была сформирована сеть белорусских загранучреждений в ключевых странах, оформлено членство во всех ведущих международных организациях. На постоянной основе обеспечивался приток в Беларусь технической помощи, кредитных ресурсов. Приоритетом работы всех дипломатических представительств стал рост белорусского экспорта и привлечение инвестиций и кооперационных проектов на выгодных для страны условиях.

Я могу уверенно утверждать, что любые международные программы и условия сотрудничества всегда оценивались на соответствие потребностям социально-экономического развития Беларуси и с точки зрения улучшения экономического положения граждан нашей страны.

Этим принципом внешнеполитическое ведомство никогда не поступалось ради краткосрочных политических дивидендов.

Во главе угла всегда стояли общенациональные интересы

Тут есть одно важное обстоятельство, которое имеет смысл подчеркнуть. В отличие от других стран в нашей стране ни разу не принимались внешнеполитические решения, которые были бы выгодны одной социальной группе в ущерб другим. Во главе угла всегда стояли общенациональные интересы. В своей работе на примере других стран я довольно часто встречал примеры обратного поведения.

Парадокс современного мира заключается в том, что страны-лидеры мирового сообщества активно делают вид, что мы живем в мире международного права и общих принципов. Но в реальности таким странам, как Беларусь, очень часто предлагалось, а сейчас это становится нормой, взаимодействие на старых и давно апробированных принципах «realpolitik», что означает отношения на основе соотношения потенциала сил каждой из сторон — кто сильнее, у того больше прав.

Надвигающийся фазовый системный кризис заставляет Запад отбросить политкорректность

Тут надо открыто говорить, что наши партнеры всегда только делали вид, что озабочены созданием справедливого мира, предоставляющего равные возможности развития для всех стран. Но, похоже, уже даже притворство по этому поводу уходит в прошлое. Надвигающийся фазовый системный кризис заставляет отбросить политкорректность. Поведение президента США Дональда Трампа яркое тому подтверждение. В этом контексте любопытно, какая метаморфоза произойдет с европейскими лидерами. Хотя тут есть только два варианта. Они или последуют примеру Трампа, или будут сметены с политической арены новой генерацией лидеров типа Марин Ле Пен, для которых «realpolitik» станет естественной нормой поведения.

Нужно признать, что этот используемый сильными мира сего принцип не позволил внешнеполитическому ведомству реализовать часть запланированных задач, например, вступление в ВТО или подписание всеобъемлющего соглашения о сотрудничестве с ЕС. Но, вне всякого сомнения, это произошло не по вине Беларуси.

Ломаются или серьезно видоизменяются старые модели и подходы взаимодействия

Возвращаясь к концепции многовекторной внешней политики, хочу отметить, что аналогичные подходы в развитии отношений на протяжении десятилетий использовались практически всеми странами СНГ, включая Россию. В этом нет ничего удивительного, мы все пытались «вписаться» в формирующийся глобальный мир, пережив самую масштабную в новейшей истории экономическую и социальную катастрофу.

Во вселенной нет и никогда не будет ничего постоянного. Сегодня мы видим, как попытки создания глобального американо-центричного мира терпят крах. Мировой политический порядок начинает изменяться, неумолимо двигаясь в направлении регионализации, создания многополярного мира, мира объединений государств или макрорегионов. Ломаются или серьезно видоизменяются практически все старые модели и подходы взаимодействия, а также стереотипы восприятия возможного, приемлемого или желаемого.

Происходят эти процессы постепенно. Их прогресс обусловлен нарастающей войной западных элит друг с другом.

Глобальные финансовые элитные группы, которые вложили большую часть своих огромных ресурсов в процесс глобализации, ожесточенно сопротивляются делению мира на разные центры силы.

Логика этого масштабного конфликта, в который без преувеличения втянуты все страны, включая Беларусь, предполагает, что победитель получит все. А на проигравшую сторону спишут все беды и проблемы. В истории так бывало уже не раз. Отсюда нарастающая острота конфликта и масштабные социальные потрясения.

Оценка этих тенденций — большая тема и повод для серьезной аналитической работы всех государственных служб во всех государствах. И я могу уверить вас, что эта работа идет полным ходом, поскольку она окажет влияние на все стороны жизни, включая внешнеполитические доктрины всех стран.

Аналогичная работа должна быть проведена и у нас.

Для Беларуси необходимо, прежде всего, оценить насколько многовекторная внешняя политика соответствует обстоятельствам и условиям международной жизни сегодняшнего дня.

Вопрос о том, как тенденции формирования многополярного мира могут повлиять на изменения внешнеполитической доктрины Беларуси, является главным вопросом нашей внешней политики. Этот вопрос с течением времени становится все более и более актуальным.

С моей точки зрения, сегодня уже есть достаточно оснований утверждать, что многовекторная политика в условиях столкновения геополитических проектов, на фоне процесса объединения государств в макрорегионы и разрушения глобальной торговой и финансовой систем больше не обеспечивает нужные нам внешние условия для благоприятного развития Беларуси.

Полагаю, что эту политику надо корректировать. Текущие политические события только ускорят потребность в новой внешнеполитической парадигме, которая должна будет предложить новую структуру внешнеполитических приоритетов.

Приоритетом для нас остается укрепление политических, экономических и военных отношений с Российской Федерацией в рамках Союзного государства

Убежден, что высшим приоритетом для нас остается укрепление политических, экономических и военных отношений с Российской Федерацией в рамках Союзного государства. Эта страна была, есть и останется нашим главным и самым близким стратегическим партнером.

Главной задачей на этом направлении является вхождение в ядро формирующегося Евразийского макрорегиона.

К приоритету этого же уровня нужно отнести развитие отношений со странами Евразийского экономического союза. А на перспективу считаю уместным ставить общую задачу постепенного расширения этого объединения, как за счет стран СНГ, так и других стран, расположенных в Евразии. Цель расширения — создание полноценного и самостоятельного макрорегиона, с его независимой финансовой системой, самостоятельным рынком и продуманной системой разделения труда.

Приоритеты второго уровня

К высшему приоритету второго уровня вполне вероятно будут отнесены наши двусторонние отношения со странами Евразийского материка — Китаем, Турцией, Вьетнамом, Ираном, Индией, когда эти отношения выгодны Беларуси и не противоречат интересам создания Евразийского макрорегиона или работают на укрепление этих процессов.

С учетом соседства и в связи с масштабом достигнутого, пусть и уменьшающегося, потенциала военной и экономической мощи, к этому уровню, полагаю, должны быть отнесены отношения с ЕС и США или, как сегодня становится популярным выражаться, коллективным Западом. Но, как представляется, развитие отношений в этом направлении должно оцениваться с точки зрения геополитических рисков, а акцент должен быть сделан на торгово-экономическом, цифровом, научном и экологическом взаимодействии, что собственно говоря, во многом будет отражать текущий статус наших отношений. И не более!

Беларусь будет открыта для отношений с другими странами

Нет сомнения, что Беларусь будет открыта для отношений с другими странами — в Юго-Восточной Азии, Африке, Латинской Америке, на Ближнем Востоке, но только при наличии обоюдовыгодных интересов. Взаимодействие с этими странами, с моей точки зрения, нужно рассматривать как дополнительный фактор, способствующий нашему экономическому росту и развитию.

Необходимость дипломатического сопровождения белорусских корпоративных проектов

Тут нужно, конечно, помнить о необходимости дипломатического сопровождения белорусских корпоративных проектов, имеющих глобальный характер. Так, в Беларуси есть Белорусская калийная компания (БНК), глобальный игрок на рынке удобрений, который должен действовать на всех рынках. В этом ключе мы, по-видимому, можем вести речь о МТЗ или о машиностроительном комплексе Беларуси как одном целом.

При появлении новых белорусских транснациональных компаний нужно будет реализовывать отдельные программы внешнеполитического сопровождения и их поддержки, как это делается сейчас внешнеполитическими ведомствами всех развитых стран. Важное условие такого сопровождения — предприятие может быть любой формы собственности, но головной офис и место уплаты основной части налогов должны находиться в Беларуси.

Время для изменений пришло

Если многовекторная политика была ориентирована на поиск новых окон возможностей по всему миру, то новая внешнеполитическая доктрина, на мой взгляд, будет уделять больше внимания углублению и диверсификации позиций Беларуси на уже традиционных для нас рынках.

Освоение новых рынков уступит приоритету повышения отдачи и углублению позиций, развитию кооперации на уже сложившихся рынках сбыта.

Думаю, что в новых условиях частью доктрины станут мероприятия по противодействию, а в ряде случаев и блокированию различных негативных тенденций в международных отношениях.

Мы относительно небольшая страна с ограниченными ресурсами, которая должна концентрировать эти ресурсы на наиболее перспективных направлениях. Мы и раньше с напряжением могли позволить себе глобальную внешнеполитическую доктрину. Сегодня это становится не только чрезмерным, но и контрпродуктивным.

Разумеется, что в этой статье я не делаю попытки предложить новую внешнеполитическую доктрину. Я лишь излагаю, весьма фрагментарно, свои представления на эту тему.

Создание новой внешнеполитической доктрины — это прерогатива Президента, концептуальные параметры предложений для которой требуют серьезной методической работы всего внешнеполитического ведомства. Хочу высказать искреннюю убежденность, что время для этой работы и этих изменений пришло!