САВИНЫХ
Андрей Владимирович

Депутат Национального собрания
Республики Беларусь

А. Савиных о силе трения в экономике

Рост системной сложности

Сегодня мы живем в непростом мире, который характеризуется глубоким разделением труда, усложнением экономических отношений как внутри национальной экономики, так и на международном уровне.

Параллельно с экономическими процессами мы сталкиваемся с аналогичными тенденциями в области нормативного регулирования производственной и кооперационной деятельности со стороны органов государственного управления.

Вне всякого сомнения, рост системной сложности наблюдается также и в сфере общественной жизни, где граждане для реализации своих интересов создают различные общественные объединения, группы по интересам.

Во всех этих очень разных областях общественной, государственной и экономической жизни можно увидеть общие черты. В процессе деятельности, независимо от нашей роли или цели, мы изучаем окружающую нас реальность, собираем нужную нам информацию, ищем партнеров, ведем с ними переговоры, продумываем план своих действий, заключаем соглашения с другими людьми или организациями, приобретаем нужные нам материалы, а также выполняем взятые на себя обязательства, пользуемся результатами своей деятельности.

В современной экономической теории все эти действия описываются таким термином, как контракты, или «операции – сделки». Сюда можно отнести как контракт на поставку товара, так и план проведения корпоративной вечеринки. Любая групповая деятельность может быть описана экономическими закономерностями.

Здесь мне лучше сделать отступление и изложить точку зрения экономической теории на то, с какими издержками мы сталкиваемся в процессе нашей деятельности. Экономическая теория делит издержки на два основных вида.

Трансформационные издержки

Они характерны прежде всего для реального сектора. Речь идет о производственных затратах по переработке сырья в товар, имеющий потребительскую стоимость. Иными словами, это прямые издержки, связанные с технологией производства готовой продукции (сырье, труд, энергия). Например, горнодобывающие предприятия добыли железную руду, которая потом на металлургических заводах была превращена в металл и далее автомобильными заводами — в конечную продукцию.

Трансакционные издержки

Эти специфические издержки были описаны Рональдом Коузом. Изначально они рассматривались как косвенные расходы, связанные с заключением и сопровождением контрактов. Постепенно произошло осознание, что, по сути, контракт — это любая форма договора, сделки или соглашения меду людьми и трансакционные издержки присутствуют во всех видах человеческой деятельности. Я предпочитаю определение, которое говорит, что трансакционные издержки связаны с движением прав собственности (в широком смысле этого слова — можно употребить слово «обязательств») в процессе нашей деятельности. Именно в этом смысле их действительно можно образно сравнить с трением в экономике. Они являются косвенными затратами, которые мы несем, чтобы обеспечить выполнение наших планов.

Для иллюстративности просто перечислю отдельные виды этих издержек. Это издержки поиска нужной информации, ведения переговоров, заключения соглашений, измерения качества используемых товаров и услуг, предупреждения поведения, связанного с нарушением соглашений, защита прав собственности, включая расходы на судебно-правовую систему. Сюда же — возможные потери по возмещению ущерба, нанесенного нарушением обязательств или прав, а также издержки защиты от третьих лиц, которые могут пытаться присвоить часть полезного эффекта, возникающего в результате деятельности.

Многие экономисты считают, что эти издержки не учитываются или плохо учитываются в бухгалтерском или управленческом учете. Полагаю, это верная оценка. Особенно сложно учесть затраты времени. Но не в физическом, а в финансовом аспекте. Еще сложнее проводить анализ рисков и рациональности расходов, направленных на их предотвращение.

Тем не менее эти издержки есть, они прячутся в затратах всех экономических субъектов и влияют на себестоимость реализуемой на рынке продукции. А это значит, что уровень трансакционных издержек — важный фактор конкурентоспособности выпускаемой продукции, да и всей экономики страны в целом.

При этом нужно учитывать, что серьезно влияют на структуру трансакционных издержек органы государственного управления через проводимую ими экономическую политику.

Оценка трансакционных издержек

Получается, что для оценки трансакционных издержек, а главное для планирования действий по их снижению, нам нужно выйти за пределы сферы традиционных экономических расчетов и оценить существующую взаимосвязь между общественным поведением, доверием и институциональной структурой.

Наиболее глубокие исследования трансакционных издержек проводились в США. Масштаб издержек оценивался через так называемый трансакционный сектор экономики, который представляет собой совокупность государственных, частных и общественных институтов, обеспечивающих движение и перераспределение ресурсов и капитала внутри экономики, а если брать шире, то и в обществе.

В рамках этих исследований к трансакционному сектору относили финансовые и банковские услуги, транспорт, связь, ИКТ, страхование, торговлю, юридические услуги, информационное обеспечение, а также государственное управление.

Американские исследователи выяснили: за последнее столетие трансформационные издержки на единицу выпускаемой продукции постоянно снижались. А трансакционные постоянно росли.

К настоящему времени трансакционные издержки в общем объеме издержек экономической деятельности составляют, по разным оценкам, от 50 до 70% общего объема. Для Беларуси, по итогам оценок белорусских экспертов, этот показатель несколько скромнее и составляет около 40%.

Плата за сложность нашей цивилизации

Как оценивать это явление? Мнения экономистов расходятся. Кто-то считает, что это логичная плата за углубление разделения труда, за сложность нашей цивилизации. Кто-то говорит, что это неизбежные расходы, связанные с природой человека и необходимостью затрачивать усилия на поддержание порядка и справедливости.

В любом случае можно с уверенностью сказать, что объем этих расходов уже достаточно велик, чтобы уделять этой теме повышенное внимание на уровне оперативного управления экономикой и программ, направленных на снижение издержек производства и повышение конкурентоспособности.

С моей точки зрения, вопрос можно поставить даже острее. Я не зря сравнил трансакционные издержки с трением в физическом мире.

Ведь можно спросить: на что мы предпочитаем тратить деньги? На преодоление сопротивления экономической среды? Или на реальное производство товаров и услуг, которые необходимы нам для нашего благосостояния и благополучия?

Должен сразу сказать: современная экономическая наука утверждает, что трансакционные издержки неустранимы. Они, как и трение в природе, будут всегда. Но их доля в стоимости выпускаемого продукта может быть снижена.

Удельный вес трансакционных издержек

С этой точки зрения, нам интересен еще один показатель — удельный вес трансакционных издержек в совокупных затратах предприятий.

Ряд исследований, проведенных в Беларуси, показал, что их объем достигает 14% в себестоимости выпускаемой продукции. Я указал эту цифру, основываясь на результатах исследований. Хозяйственники, которым я показал текст статьи, сказали, что в реальности эта цифра может быть существенно выше.

Но даже 14% — это уже достаточно заметная доля, которая может критически влиять на востребованность нашей продукции, особенно на внешних рынках. Учитывая, что во многих отраслях мы конкурируем прежде всего по цене, то рост 14% в себестоимости может в конечном итоге означать 20% и более в отпускной цене. А это уже связано с вопросом: сможем мы продать нашу продукцию или наши конкуренты могут предложить аналогичный товар дешевле?

Вне всякого сомнения, это делает эти издержки важным резервом, если мы хотим снизить затраты своей экономической деятельности и повысить конкурентоспособность нашей экономики.

Снизить трансакционные издержки за счет оптимизации

Вопрос в том, как это сделать?

Я убежден, что

Важным резервом снижения трансакционных издержек является оптимизация норм и требований государственного управления.

Требования к финансовой, материальной и иным видам хозяйственной отчетности, стандарты первичных документов, различные требования к лицензированию и сертификации продукции, получение разрешений, все виды согласований, статистическая и иные виды отчетности — все эти операции повышают трансакционные издержки и непроизводственные расходы предприятий.

К этому же фактору нужно отнести противоречивость или нестабильность ведомственных инструкций, субъективные подходы различных регулирующих и проверяющих органов, трактующих каждое положение ведомственной инструкции в сторону усиления контроля и наказания даже за незначительные ошибки.

Парадокс заключается в том, что за все эти «излишества» регуляторной активности в конечном итоге платим мы с вами. И эти расходы, увы, не являются производительными. Они, как трение, рассеивают наше благосостояние в пустоту.

Задача — войти в тридцатку стран с лучшим деловым и управленческим климатом

В Беларуси работают над тем, чтобы избавиться от этих сложностей. И уже достаточно давно. Эта работа началась с амбициозной задачи, поставленной Президентом Беларуси, по вхождению в тридцатку стран с лучшим деловым и управленческим климатом. Наш прогресс в этом направлении отражается в сравнительном исследовании Всемирного банка «Ведение бизнеса». Место страны в рейтинге во многом связано с устранением избыточного регулирования в экономической деятельности. За последнее десятилетие мы существенно улучшили свои позиции. В 2009 году мы занимали скромное 85-е место среди 183 стран. В 2020 году мы были на 49-м.

Здесь нужно вспомнить, что в 2019 году у нас получилось подняться на 37-ю позицию. Но удержаться не удалось. Это произошло не потому, что наш деловой климат ухудшился. Это произошло потому, что другие страны были более напористы и сумели добиться лучших результатов.

Такая, можно сказать, ожесточенная гонка между странами лишний раз показывает значимость вопросов, которые я затрагиваю.

Все страны мира работают по формуле, образно сформулированной одним институциональным экономистом: «если вы хотите, чтобы ваша страна развивалась и опережала другие страны, то трансакционные издержки в вашей стране должны быть ниже, а качество услуг такое же, как у зарубежных конкурентов».

«Или выше!» — хочу добавить я от себя, но боюсь прослыть максималистом или чрезмерным оптимистом.

Исследование Всемирного банка

Давайте вернемся к исследованию Всемирного банка. Мы увидим, что добились очень хороших результатов в регистрации предприятий (30-е место), регистрации собственности (14-е место). Мы очень рационально управляем экспортно-импортными операциями (24-е место в мире). У нас хорошие позиции и по ряду других направлений.

Но мы по-прежнему серьезно отстаем в разрешении проблем, связанных с платежеспособностью (74-е место), а это значит, что у нас снижается эффективность использования ресурсов, часто дефицитных.

Мы находимся на 99-м месте по сложности налогообложения. Эксперты утверждают: в Беларуси на исчисление налогов тратится почти столько же времени, как и в ОЭСР. Но я не думаю, что нам надо ориентироваться на плохие примеры, пусть и из развитых стран. Посмотрим, как на нашу позицию в 2021 году повлияют изменения в Налоговый кодекс, которые были утверждены Национальным собранием Беларуси в конце 2020 года.

Анализ Всемирного банка показывает, что у нас также есть серьезные резервы в улучшении качества управления финансовым рынком, защите прав инвестора, прежде всего отечественного, выдаче разрешений на строительство и так далее.

Получается, у нас уже накоплен определенный опыт в упрощении процедур для предприятий. Хотя, вне всякого сомнения, это процесс еще очень далек от завершения.

Савиных Андрей Владимирович - депутат Национального собрания Республики Беларусь

Граждане о сложности административных процедур

Примечательно, что во время моих встреч с трудовыми коллективами в своем избирательном округе граждане постоянно поднимают вопросы о сложности административных процедур. Они жалуются, что по любому поводу вынуждены писать отчеты, справки, готовить корреспонденцию, часто не понимая, зачем это нужно и какую пользу это может принести.

Ситуация касается не только предприятий. О загруженности «писаниной» говорят учителя, врачи и, что самое парадоксальное, сами чиновники на нижних этажах управленческой вертикали.

Понять — что важно, а что несущественно

Как мне представляется, большая часть этой работы — пустая трата времени и денег. Но отказаться от нее мы сможем только изменив наши представления о том, что важно, а что несущественно, что нужно для дела, а что является имитацией полезности и ответственности.

Я уверен: мы не сможем сделать это, не скорректировав наши представления о ценностях и социальной иерархии нашего общества. Я уже касался этого вопроса в статье «Как повышается благосостояние общества».

Я убежден: без изменения отношения к людям, которые осуществляют производственную или предпринимательскую деятельность, без четкого понимания, что государственные и контролирующие органы должны, прежде всего, помогать хозяйствующим субъектам и только потом заниматься предупреждением нарушений, мы никогда не сможем построить процветающей экономики и развивающейся социальной системы.

Лучшая защита от рисков — гибкая система управления рисками

Не случайно многие эксперты сегодня говорят, что лучшая защита от рисков — это не тотальный контроль, а гибкая система управления рисками, позволяющая добиваться снижения издержек путем допущения более высоких, но некритичных уровней неопределенности.

Расходы на выполнение требований ведомственных инструкций

Пора также подумать и о личных нуждах граждан. Эти параметры не анализируются Всемирным банком. Наверное, не случайно в народном творчестве появилась меткая фраза: «без бумажки ты букашка, а с бумажкой – человек». Насколько дорого выполнение требований ведомственных инструкций обходится нашим гражданам, когда нужно подтвердить, например, свое право владения земельным участком, получить нужные справки, оформить документы на получение пенсии или пособия?

Избиратели: хождение по инстанциям — изнурительное и затратное занятие

Я не могу оценить материальные потери или затраты времени, необходимые нашим гражданам для выполнения требований законодательства. Но на встречах с избирателями я все чаще и чаще слышу, что хождение по инстанциям — изнурительное и затратное занятие. Можно предположить, что в реальности уровень потерь достаточно высок. Несколько избирателей жаловались на необходимость платить за получаемые ими справки.

Это подводит к необходимости оценить еще одно важное обстоятельство. Я не могу исключить, что многие ведомства, не имея ресурсов на создание полноценной системы эффективного обслуживания граждан, просто перекладывают издержки выполнения этих административных процедур на плечи граждан.

Как эффективно справиться с трансакционными издержками

Это вопрос, который требует самого пристального внимания и исследований! Дело в том, что

Трансакционные издержки — это очень специфический вид издержек, которые обусловлены состоянием общества, феноменом несовпадения экономических интересов и асимметрией информационных обменов. Из-за этой асимметрии далеко не все трансакционные издержки можно устранить. Но их можно передавать участникам, которые могут наиболее эффективно справиться с этим бременем или минимизировать его.

Если этого не происходит, а ведомства, обладая административной силой, переваливают издержки на граждан, то теряет общество в целом. И теряет гораздо больше. С этими ситуациями надо разбираться в каждом конкретном случае.

Я думаю, у нас есть все нужные исходные возможности для успешного продолжения этой работы.

И тут я бы хотел обратить внимание на два обстоятельства.

Автоматизировать административные процедуры и снизить затраты

Во-первых, на национальном уровне нам нужно намного активнее создавать разные виды информационных сетевых ресурсов, которые позволят автоматизировать многие административные процедуры и снизить затраты для общества. Нужно форсировать внедрение этих решений, а также дальнейшую автоматизацию электронного документооборота и статистической отчетности.

Информационные технологии позволяют повысить прозрачность поведения всех участников, существенно укрепить доверие между ними, а значит, сократить трансакционные издержки.

Использовать накопленный научный потенциал

Во-вторых, нам нужно переосмыслить, как мы используем для повышения эффективности государственного управления накопленный в Беларуси научный потенциал. (Эта тема могла бы стать предметом для обсуждения на Всебелорусском народном собрании.)

Анализ воздействия трансакционных издержек на общество — важный раздел институциональной экономики, которую иногда образно называют новой социальной философией. Эти проблемы на теоретическом уровне неплохо проработаны на кафедрах институциональной экономики в наших университетах.  Публикации на эту тему встречаются в специализированных журналах, а вот практическая работа, подкрепленная научными знаниями на уровне отраслевых министерств и ведомств, уже менее заметна.

В конце 2020 года принят стратегический документ — Программа деятельности Правительства Республики Беларусь на период до 2025 года. В главах, посвященных поддержанию макроэкономической сбалансированности и преобразованию системы государственного управления, запланированы мероприятия для решения поднятых в этой статье проблем.

В заключение я хотел бы высказать пожелание, чтобы выполнение параметров правительственной программы проводилось при самом тесном взаимодействии с институциональными экономистами и с учетом их мнения.

И отдельно хочу добавить, что и депутатский корпус готов будет принять в этой деятельности самое активное участие. Настойчивый запрос на выполнение этой задачи идет сегодня от наших избирателей.