САВИНЫХ
Андрей Владимирович

Депутат Национального собрания
Республики Беларусь

Американские гонки. Андрей Савиных о выборах в США

Американские гонки. Андрей Савиных о выборах в США

Байден vs Трамп

Андрей Савиных, председатель комиссии по международным делам Палаты представителей Национального собрания: Ни один из кандидатов не признает победу своего соперника. Каждый заявит, что  победу у него украли. Каждый будет апеллировать к нарушениям, которых в США множества, несоответствие выборной системе. В лучшем случае вопрос будет решаться  в Верховном суде, а в худшем случае на улицах с использованием полуавтоматического оружия. Это примерно то, что  ждет США в ближайшие месяцы.  Я склонен считать, что масштаб вооруженных столкновений в городах будет такой, что придется использовать Национальную гвардию.

Если говорить по-народному, то простому американцу ни в том, ни в другом случае много не обломится. Но

Конфликт внутри американской элиты действительно смертельный, антагонистический. Проблема в том, что либо одна, либо вторая группировка должны будут уступить свои командные высоты. И проигравшая группа, по сути дела, потеряет до 90% своего состояния.

И Трамп, и Байден – это символы, которые представляют свои «группировки»

Ведущий: В чем суть конфликта?

Андрей Савиных: Ни Трамп, ни Байден – это несамостоятельные политические фигуры, это символы, которые представляют свои «группировки» .

Трамп представляет военно-промышленный комплекс и реальные отрасли промышленности, включая, может быть, нефтедобывающую и газовую промышленности, но те, которые размещены в США.

В свою очередь Байден представляет финансовый сектор, глобальную международную торговлю, сферу услуг. И, в принципе,  весь этот финансовый сектор, который формировался еще в 1944 году, когда были подписаны Бреттон-Вудские соглашения, он в основном, конечно, был американским и частично британским. С течением времени в процессе глобализации он оторвался от США и превратился в транснациональные финансовые компании, которые имеют интересы по всему миру, и с США связаны так же, как и с Китаем, как это ни парадоксально. Так вот этому миру нужна глобализация. Но, к сожалению, достигнуть их цели они могут только ценой уничтожения американской промышленности. Почему? Потому что американский доллар используется как мировые деньги. А эта система, как только она зародилась, начала работать на то, что она делает производство внутри США менее рентабельным, чем производство где-то еще на субординированной финансовой территории, то есть в том же Китае, Вьетнаме Европе. И эта тенденция работала достаточно долго, около 70 лет. В конечном итоге она привела к тому, что уже часть отраслей в США потеряны. В Walmart  продается из 10 товаров 8, произведенных за рубежом, в основном в Китае. США сохранили только ВПК, поскольку надо обеспечивать роль мирового жандарма и банковский сектор, сферу услуг, печатный станок (для того чтобы осуществлять эмиссию доллара).

И на каком-то этапе это подошло к такому пределу, когда в принце вопрос промышленной мощи  США был поставлен под угрозу. И появился Трамп для защиты этого сектора. И лозунг его звучит: “Make America great again”. Это возвращение производства обратно в Америку, неважно, сколько это будет стоить. Создание государства, которое будет производить и продавать товары по всему миру. Это означает смерть доллара как мировой валюты.  Это означает банкротство финансовых институтов, глобальных финансовых институтов.  И это означает потерю 90 % собственности тех групп, которые связаны с транснациональными финансовыми корпорациями.  Очень серьезный вопрос.

Трамп vs Лукашенко. Интересы населения, собственных граждан

Ведущий: Трампа довольно часто сравнивают с президентом Беларуси.

Андрей Савиных: С моей точки зрения, Трамп озабочен интересами населения США, собственными гражданами, а не прибылью, которую собирают со всего мира.  Мне кажется, здесь есть определенна аналогия.  И Трамп борется, прежде всего,  за интересы США как национального государства. Что, собственного говоря, делает и наш президент. Это два таких момента, которые кажутся наиболее очевидными. Хотя ваш вопрос застает меня немного врасплох. Я никогда не думал в этом направлении.

Проблема Трампа

Ведущий: Кто наиболее предпочтителен для Беларуси Трамп или Байден?

Андрей Савиных: После того, как я оставил дипломатический пост и начала работать в парламенте, мне как-то очень интересно использовать народные идиоматические выражения в диалоге. Поэтому я могу ответить комплексно и емко. Хрен редьки не слаще. Но между ними есть серьезные различия. Если Трамп приходит к власти, то, вне всякого сомнения, он изоляционист.   Он уничтожит несправедливые условия международной торговли,  которые существуют в рамках ВТО, а они там существуют. Я сейчас не буду вдаваться в детали. Он фактически вернет производство насколько это возможно в США, и он договорится с Китаем, Россией, Континентальной Европой, если те еще будут в состоянии договариваться, о делении мира на макрорегионы. Это приведет к уничтожению специализаций стран, уничтожению глобальных цепочек стоимостей. IPhone не будет производиться в Китае из комплектующих Японии, Южной Кореи.  Он будет производиться в США.  А в Китае будет производиться свой IPhone.  И в России будет свой IPhone,  или, если правильно говорить, в ЕАЭС как отдельном макрорегионе. За счет этого каждый макрорегион получит хорошие стимулы для развития.

Если это произойдет, то США имеют все возможности войти в этот уклад на 3-5 лет раньше основного мира. А это  значит, что  через 20 лет у них появляется возможность вернуться  обратно уже с новым глобальным проектом и диктовать свою волю остальным странам, если те не успеют достаточно быстро развиться. 

Через 10-15 лет состоится переход к новому технологическому укладу, который будет основан на искусственном интеллекте, на робототехнике, на аддитивных технологиях, и массе других вещей. Вообще будет трансформироваться способ производства.

Вот в этом проблема Трампа. То есть  первые 5-10 лет с ним будет жить комфортно, вернее, с системой, которую он развивает (потому что политическое будущее Трампа ограничивается четырьмя годами). А потом будет сложно, потому что мир войдет в новый технологический уклад, и нужно будет по-новому конкурировать за свое место под солнцем.

Глобальный проект Байдена

С Байденом ситуация прямо противоположная. Я бы сказал зеркальная. Байден начнет дальше тащить глобальный проект.  Причем будет делать это очень жестко. Почему? Потому что глобальный проект уже накренился и, по сути дела, приближается к пределу своих возможностей. Он разрушится в любой ситуации.  Но учитывая инертность мышления, учитывая, что у этой группы нет решений, которые позволяют им  переформатировать этот новый глобальный проект без каких-либо существенных потерь, они, скорей всего, будут двигаться по инерции. Это значит, что в течение 5-7 лет Байден уничтожит промышленность Америки,  опустит США до уровня, условно говоря, Бразилии или Индии.  И Америка навсегда сойдет с политической карты как сверхдержава.  А потом произойдет крах, и этот крах скажется на всей экономике падением на 50-60 % по всему миру.

Если мы за это время сумеем сохранить себя и самоорганизоваться, у нас открываются очень хорошие перспективы по входу в новый технологический уклад. Причем у нас, я имею в виду не Беларусь, будущее мира будет формироваться не  отдельными государствами, а союзами государств. Крупными союзами государств, которые смогу сформировать единый рынок, единый макрорегион со своим разделением труда. Так вот если наш макрорегион сумеет консолидироваться, то у нас открываются очень хорошие перспективы для развития после 2030 года. К тому времени Байден прикончит и глобальный проект,  и США.

ВТО, ВОЗ и международные организации

Ведущий: Не пора ли пересматривать международные организации ВТО, ВОЗ с точки зрения сегодняшнего дня? Осовременить?

Андрей Савиных: Хороший вопрос. Ответ на него зависит от того, с какой точки зрения мы на эти организации смотрим. Если мы смотрим с точки зрения Трампа, то, безусловно, он изоляционист,  ему не нужна система глобальной торговли. Если мы смотрим с точки зрения Байдена и глобальных транснациональных корпораций, то ВТО, ВОЗ и все остальные международные организации  работают в рамках глобальной повестки дня, и они обеспечивают определенные функции для развития этой повестки. Тогда их  надо оставить.

О том, что ВТО строится на несправедливых принципах, было известно всегда. Я еще когда работал в Женеве, мы вели достаточно жесткие дискуссии с секретариатом ВТО. Но поменять это невозможно. Система построена таким образом, что она дает преимущество тем странам, которые вступили на начальном этапе. По сути дела, развитым странам. Они сформировали ВТО, в то время ГАТТ, в рамках тех же Бреттон-Вудских соглашений. И на определенном этапе им удалось уговорить развивающиеся станы, что надо снизить барьеры для торговли, что это будет способствовать экономическому развитию.  И это действительно способствовало экономическому развитию, но развитых стран, не развивающихся. А для развивающихся  это было большой проблемой. Они добились этого, только пообещав развивающимся странам, что они проведут еще один раунд переговоров, которые создадут условия и для их экономического развития. Но обманули. Этот раунд переговоров длится до сих пор, и он не завершен, никаких решений не принято.

Поскольку на это внимание обратил тяжеловес Трамп, все об этом заговорили. А до этого пробить эту броню практически было невозможно.  В этом плане самая разумная позиция была у Республики Беларусь, которая ведет переговоры, старается использовать процедуры, полезные процедуры в рамках ВТО, которые есть, но не сдает наши интересы и не может таким образом оформить членство в  этой организации.

Ведущий: В Белом доме воспринимали ли Беларусь и будут ли воспринимать как самостоятельного игрока во внешней политике?  Или наша участь быть в тени России?

Андрей Савиных: Эта постановка вопроса не совсем корректная. Дело в том, что масштаб и размер  государства  для Белого дома не имеет значения. Мы не обладаем каким-либо важным ресурсом, который бы заставил США смотреть на нас ни то чтобы равнозначного игрока, это в принципе невозможно, но значимого игрока. В конечном итоге США смотрят на весь регион в целом, оценивая, конечно же, позицию важнейших игроков. То есть для них имеет  значение только отношение с Россией, Китаем, Индией и Континентальным ЕС. Хотя ЕС – это набор государств, которые реально являются вассалами США.  

Картина мира США. Град на холме, который управляет не совсем правильными странами

Ведущий: У США есть союзники, противники или колонии. Другого не дано. Друзей нет.

Андрей Савиных: У США, у руководства США,  есть определенная картина мира, они считают, что мир должен быть устроен следующим образом. Мир США – это град на холме, который управляет остальными не совсем развитыми и не совсем правильными странами. Он несет им свет, он несет им правильные законы, он несет  им правильные установки. В результате дальше следующий уровень отношений. (Опять же временные союзники – это тоже такая условность).

Они смотрят на другие страны и, если эта страна соответствует их представлениям о правильном поведении, которое укладывается в эту американоцентричную картину, то они могут вознаградить эту страну за правильное поведение и за союзничество. Если страна по каким-то причинам не вписывается в эту картину, значит,  в отношении ее используются  меры давления.

Поскольку Республика Беларусь достаточно четко и энергично с самого начала защищала собственные национальные  интересы, то мы явно выбились из определенной картины мира США, и у нас возникли эти сложности. Но холодной войной назвать  это невозможно, поскольку уровни, на которых мы действуем, слишком отличаются. Это примерно как война слона с окунем. Возможна она? Я думаю, нет. 

Территория «дикой охоты». Контрпроект США

Ведущий: Вопрос читателя. «Я не знаю в мире ни одну  динамично развивающуюся страну, у которой были бы плохие отношения  с США. Даже с Китаем боевые действия ведутся, скорее, в рамках торгово-экономического противостояния. Способен ли отказ от союза с Россией изменить динамику экономического  развития Беларуси?»

Андрей Савиных: Хороший вопрос. Я убежден: нет. Китай, кстати, неправильный пример, потому  что промышленное развитие Китая состоялось только благодаря тому, что США было выгодно перенести туда часть производств и сделать свой рынок  рынком сбыта для китайских товаров для того, чтобы удешевить поступающую на этот рынок продукцию. Все китайское чудо связано фактически именно с этим.

Если брать сегодняшний момент, то отказ от сотрудничества с Россий не означает автоматического привилегированного положения в системе, условно говоря, финансового рынка США. Тем более что этот финансовый рынок, во-первых, переживает не  лучшие времена. И во-вторых, он близок все-таки к краху. В лучшем случае нашего движения в сторону Запада  мы бы оказались в альянсе с Польшей, Литвой и Украиной в формате какой-то Речи Посполитой (Rzeczpospolita 4), где наш сектор был бы использован для  поддержания этих стран и для создания определенной буферной зоны для конфликта с Россий. И все. В конечном итоге промышленность была бы уничтожена, а 2-3 миллиона белорусских граждан, которые все-таки имеют хороший уровень образования, стали бы гастарбайтерами где-нибудь  в странах Западной Европы. Это был бы локальный проект США, причем это был бы контрпроект. Им не нужно это для развития.

Я немного отвлекусь.

Сейчас каждый макрорегион в процессе своего формирования будет реализовывать две стратегии: первая стратегия – это  ускорения собственного развития с тем, чтобы как можно  быстрее войти в новый технологический  уклад и получить конкурентное преимущество, а вторая стратегия – создать проблемы и препоны для других макрорегионов, чтобы немножко осадить конкуренцию.

Так вот этот проект Речи Посполитой 4 направлен не только на торможение России, но и частично на торможение Континентальной Европы. Он отвечает интересам США как контрпроект. И он не ведет никуда. В конечном итоге, если бы мы стали частью этого проекта, мы бы превратились с территорию «дикой охоты», на которой могли бы промышлять любые корпорации, любые компании как им заблагорассудится. Нас пока эта ситуация минует.

Я искренне надеюсь,  что мы сумеем вместе с нашими партнерами  по ЕАЭС сформировать полноценный справедливый макрорегион, который будет стимулировать наше промышленное, экономическое, социальное развитие в равной степени, как и другие страны.