САВИНЫХ
Андрей Владимирович

Депутат Национального собрания
Республики Беларусь

Савиных: Неолиберализм превратился в смертельное оружие, в угрозу, которая превосходит нацизм

Андрей Савиных

Как корпоративная олигархия пытается построить новое общественное устройство

В ходе встреч в молодежных аудиториях или участия в диалоговых площадках зачастую заходит речь об индивидуальной свободе. Свобода — это ценность, к которой стремятся все без исключения. Для большинства людей личная свобода рассматривается как важное условие качества жизни.

Но я заметил, что как только рамки предлагается расширить и включить в обсуждение интересы других людей или рассмотреть последствия возможных неудач, можно услышать весьма спорные комментарии.

Люди хотят иметь свободу выбора, но в случае неудачи рассчитывают, что кто-то, как правило общество, придет к ним на помощь и избавит их от болезненных последствий их неудачных действий.

Осознанная необходимость

Сегодня на уровне отдельного человека свободу можно рассматривать как неотъемлемое право, когда речь идет о праве на жизнь, на достоинство, на образование, на профессию… Такая свобода защищена Конституцией и законом. Это достижения цивилизации, в которой мы живем.

В остальном пространство свободы для каждого отдельного человека определяется доступными лично ему ресурсами, которые и обеспечивают ему свободу выбора в достижении желаний. Чем человек образованнее, чем выше его квалификация и профессиональные навыки, чем шире его социальные связи, тем масштабнее его поле возможностей и шире доступные варианты свободного выбора, обеспечивающие успех и благополучие.  

Вот и получается, что свобода не даруется, а зарабатывается личным трудом, усердием, упорством, способностями, репутацией. Это долгий и часто тернистый путь.

В системе координат, которую на протяжении последних тысячелетий сумело сформулировать человечество, свободу также можно рассматривать как стремление к счастью или успеху. Фридрих Ницше называл свободу «волей к жизни», «стремлением улучшить жизнь». Из этого логично вытекает мысль, что свобода — это нематериальный ресурс, который каждым человеком добывается медленно и содержание которого диктуется социальными отношениями в обществе.

Тогда возникает вопрос: откуда возникли ложные представления об индивидуальной свободе?

Идеология как прикрытие

Увы, с большим сожалением приходится констатировать, что традиционные представления о свободе, сформированные нашей цивилизацией, стали объектом искажений и манипуляций в последние десятилетия.

Этот процесс начался в конце 1970‑х, когда правящие корпоративные круги США и Великобритании решили отказаться от экономической доктрины кейнсианства, которая предполагала участие государства в регулировании экономики. В Британии с приходом Маргарет Тэтчер произошла знаменитая «консервативная революция», в США неолиберальный курс утвердился при Рональде Рейгане. В реальности появление неолиберальной экономической доктрины было обусловлено банальным меркантильным интересом финансовых элит развитых стран, стремившихся вывести из-под контроля государства свои финансовые операции.

Для прикрытия реальных целей на основе либеральных ценностей была придумана новая идеология, которая бессовестно спекулировала на тяге людей к свободе и успеху.

Безграничную экономическую свободу объявили фундаментальной ценностью, контролировать которую может только свободный рынок. В реальности же все свели к принципу «кто сильнее (удачливее), тот и прав». Особый упор был сделан на изменении системы социальных отношений. Людей стали подводить к мысли, что в неолиберальном мире может существовать взаимная выгода, но не допускается взаимопомощь. Ответственность за другого, солидарность, совместная деятельность в интересах общества объявляются в лучшем случае делом добровольным или благотворительным. Но часто такие действия считаются неправильными, так как нарушают беспристрастный рыночный порядок. При внимательном анализе этих подходов становится очевидным, что в такой системе будет процветать малое число сильных и мотивированных (точнее, готовых на любые поступки, не сдерживаемые моралью) индивидуумов, а большинство людей окажутся неконкурентоспособными.

Неолиберализм не делает ни малейшей попытки уравнять шансы людей на успех и благополучие, как это стремятся делать традиционные государства.

Через ложный пафос заявлений об индивидуальных свободах уничтожается концепция «государства всеобщего благополучия» (и социальной справедливости — Прим. ред.), консервируется уже сформированное имущественное неравенство!

При этом краеугольным камнем неолиберальной системы становится полный отказ от ответственности за неуспех большинства людей. Вина за неудачу полностью перекладывается на самого человека: «Бедняки — это неспособные полагаться на собственные силы бездельники, которые не имеют права жить на налоги, выплачиваемые корпорациями». Такая позиция воспитывает индивидуализм и сковывает людей в рамках «помоги себе сам и не жди ничего от общества».

Модель, в которой нет места народовластию

При таком подходе демократические институты общества также становятся нежелательными! Демократическое государство, традиционно понимаемое как власть большинства, — «универсальный уравнитель возможностей» для всех граждан, гарантирующий базовые стандарты социальной справедливости. А это, заявляют неолибералы, нарушает естественный ход развития рынка. «Демократия подрывает индивидуализм», — заявляет один из идеологов неолиберализма Фридрих Хаек и тут же делает вывод, что демократия «ничем не лучше любой тирании».

Такие манипуляции-перевертыши в реальности сокращают пространство свободы для большинства людей и расширяют его для немногих избранных, уже закрепившихся на вершинах благополучия, точнее, для пресловутой финансово-корпоративной олигархии. Применительно к концепции свободы традиционное восприятие свободы как осознанной необходимости заменяют «свободным» участием в нескончаемой борьбе всех против всех.

Но какова конечная цель этих манипуляций? Через демонтаж ценностей традиционной человеческой цивилизации и внедрение неолиберальных принципов организации общества корпоративная олигархия пытается построить новое общественное устройство на неофеодальных и кастовых принципах.

Это позволит финансовой олигархии создать условия для сохранения уже накопленных богатств и консервации привилегированного положения в социальной структуре нового порядка.

Но в этой модели нет места народовластию, солидарности, взаимопомощи и политическому равенству. Современное человечество становится свидетелем и ареной противостояния глобальной олигархии и традиционной цивилизации.

А главным полем битвы — наши мировоззрение, представления о ценностях, понимание логики функционирования общественных институтов и национального государства. А также наша свобода!

На этом поле битвы неолиберализм уже превратился в смертельное оружие, в одну из самых опасных идеологий XXI века, угрозу, которая по своим разрушительным последствиям значительно превосходит нацизм — коричневую чуму века ХХ.

Статья также опубликована на sb.by

Фото: sb.by

Недавние публикации