САВИНЫХ
Андрей Владимирович

Депутат Национального собрания
Республики Беларусь

А. Савиных: Фундаментальный принцип белорусской внешней политики – это открытость к диалогу

Савиных Андрей Владимирович - депутат Национального собрания Республики Беларусь

Эскалация в отношениях Беларуси с Евросоюзом несколько замедлилась. С обеих сторон идет процесс осмысления произошедшего и перспектив развития отношений.

На днях состоялась презентация нового выпуска “Минского барометра” #19: “Беларусь и Евросоюз: достигнуто ли дно в отношениях?”

В рамках мероприятия обсудили итоги мониторинга белорусской внешней политики и безопасности, а также вопросы, касающиеся белорусско-европейских отношений.

Открытость к диалогу

Впервые в дискуссии принял участие председатель Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь Андрей Савиных. В своем выступлении он обратил внимание на базовые фундаментальные принципы белорусской внешней политики. «Политика всегда проводится открыто. Мы всегда считаем, что диалог должен поддерживаться по всем направлениям, независимо от того, какой уровень конфликтности существует между игроками. Даже в условиях войны происходит коммуникация между двумя воюющими сторонами».

Участники дискуссии затронули тезисы, которые прозвучали на Всебелорусском народном собрании.

«Президент в своем выступлении на ВНС обозначил один из самых серьезных фундаментальных принципов белорусской внешней политики – это открытость к диалогу, несмотря на все противоречия, которые существуют между странами. И на этом мы должны поставить точку, – считает Савиных. – Потому что если мы начинаем трактовать этот принцип на свое усмотрение, то мы можем пойти в сторону очень неверных оценок”.

«Публичная дипломатия, с которой мы столкнулись за последние 15-20 лет, – это не попытка быть более открытым в том, как решаются внешнеполитические задачи, это попытка использовать публичное пространство для решения внешнеполитических задач», – отметил Андрей Савиных.

Комментируя доклад, заметил, что любые публичные заявления действующих дипломатов ограничены теми функциональными задачами, которые стоят перед ними. И обратил внимание на слова министра иностранных дел, прозвучавшие на ВНС, который сказал, что Беларусь хотела бы видеть ЕС сильным политическим игроком. «А что сейчас Беларусь сейчас не считает ЕС сильным геополитическим игроком? Или может Беларусь вообще не считает Европу геополитическим игроком? – спросил парламентарий. – Здесь надо брать вектор глобальных изменений, формирования многополярного мира, разрушения глобального проекта для того, чтобы поместить эту фразу в правильный контекст».

В обсуждении затронули вопросы многовекторности. «Я хотел бы еще раз повторить, когда речь идет о многовекторности, это имеется в виду экономическая сфера. Многовекторность как политическая концепция равноудаленности Минска от Брюсселя и от Москвы, на мой взгляд, не рассматривается, – сказал Савиных. – Многовекторность экспортных стратегий, многовекторность контактов, поскольку Беларусь – это открытая экономика. Но как только мы выходим на уровень политических отношений, здесь вполне понятна наша ориентация на создание собственного макрорегиона в союзе с Россией и другими странами ЕАЭС. А если мы поднимаемся на уровень безопасности, то векторы нашего взаимодействия ограничиваются нашим участием в ОДКБ. И это очень важный момент, – акцентировал парламентарий, – поскольку здесь может использоваться манипулятивный подход, когда через декларацию принципа многовекторности пытаются размыть иерархию региональных приоритетов Республики Беларусь».

Андрей Савиных обратил внимание еще на один момент: «Осознание того, что ЕС хочет от Республики Беларусь и осознание того, что Беларусь хочет от ЕС, уже давным-давно произошло. И все очень четко понимают, что кому нужно. Поэтому предполагать здесь какой-то процент незаконченности и какого-то непонимания несколько наивно. 

Санкции ЕС в отношении РБ действуют, начиная с 1996 года, на протяжении более 25 лет, – напомнил политик. – Только в последние 3-4 года был период потепления, когда ЕС не использовал незаконные методы экономического принуждения в отношении Республики Беларусь».

Зафиксировал внимание и на отсутствии рассмотрения ряда факторов, которые сегодня определяют взаимоотношения Беларуси и ЕС, прежде всего речь должна идти о действиях Польши и Литвы в отношении нашей страны. – «Они сейчас являются определяющим фоном для всего содержания этого диалога, процесса и характера взаимоотношений».

Характер современной войны

И предложил интересную тему для дискуссии – «Характер современной войны».

«Все международное законодательство, все правовые основы, все фундаментальные принципы международных отношений исходят из старого представления о войне как войне XIX – первой половины XX века, то есть войны горячей, – сказал Савиных. – Война экономическая и война информационная видами войны не считаются, либо их так не считает международное законодательство. И вот это большая проблема. Здесь существует серьезная сфера, которая не регулируется международными отношениями. Хотя военные аналитики и специалисты в области безопасности говорят о том, что сегодня статус сверхдержавы определяется способностью вести три вида войн: горячую, экономическую, информационную».

Парламентарий поставил перед аудиторией серьезный вопрос: ведется ли в настоящий момент против Республики Беларусь со стороны, условно, западного партнера как минимум экономическая и информационная война?

И здесь нужно также обратить внимание на два очень важных момента: высылку польского консула из Бреста и целенаправленную политику по вымыванию квалифицированных кадров из Республики Беларусь с принятием соответствующих упрощений выдачи видов на жительство, которые реализуют страны – соседи – Литва, и Польша.

«Польский консул принял участие в мероприятии, прославляющим “проклятых” солдат, которые убивали на территории Беларуси десятки простых белорусов православного вероисповедания. Очень откровенная демонстрация циничной позиции части польского истеблишмента в отношении белорусов», – считает депутат.    

«Понятна и эгоистическая политика по привлечению квалифицированной рабочей силы. Мало стран в мире откажутся от такой возможности получить подготовленных, обученных людей, которые получили практический опыт, – выразил свое мнение парламентарий. – На мой взгляд, эти факторы также формирует общую канву международных отношений и оказывает свое влияние».

Говоря о работе “Минского диалога”, Андрей Савиных отметил: «Это интересная деятельность, которую вы осуществляете. И я хотел бы вам пожелать в этом направлении всяческих успехов. Я понимаю сложности, которые связаны с этой работой, потому что получать конфиденциальную информацию от действующих дипломатов ни с одной, ни с другой стороны у вас, конечно же, не получится. Но иногда сопоставление официальных версий информации, полученной при личных доверительных встречах, уже может открыть достаточно много интересного».

В ответ на сомнения в том, что война идет, Андрей Савиных пояснил: «Вы поймите правильно. Не хотелось бы, чтобы слово «война» понималось исключительно как горячая война. Можем выбрать слова «противоборство», «соперничество». Нам язык дан как код. В зависимости от того, какое слово мы используем, мы можем смягчить или усилить ту или иную концепцию. Но от этого смысл тех событий, которые происходят между нашими странами, не меняется. Я тоже не склонен ситуацию драматизировать, но мы должны реально оценивать происходящие события. При этом я обращаю внимание на серьезные пробелы в международном праве».

«Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше»

Политик отметил, что в торговле между ЕС и Беларусью за 2020 год есть хороший результат. За январь прирост экспорта – 75 %. «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Евангелие от Матфея 6:21), – процитировал депутат. – Вы говорите, что отношения ухудшаются, ситуация обостряется, а на торговлю это никак не влияет. Вот интересный повод подумать – а почему? Какой смысл стороны вкладывают в те вопросы, по которым они “ссорятся”, если торгово-экономические отношения остаются незатронутыми. Это достаточно серьезный фактор, который нельзя не принимать в анализ».

На замечание, что инвестиционная политика показывает прямо противоположные данные и происходит сворачивание всех программ, предложил задумываться над логическим смыслом тех или иных инструментов на примере Парка высоких технологий. – «Если вы зайдете в ПВТ и спросите, нужны ли им иностранные инвестиции, вам скажут: «Нет». Им, возможно, нужны инвесторы, но вместе с деньгами они должны приносить новые решения, технологии, доступ на рынки сбыта. Просто деньги уже не интересуют.

В свое время в 90-е годы привлечение иностранных инвестиций рассматривалось как один из важных инструментов экономического развития стран бывшего СССР. Переходная экономика. Но какой был экономический смысл этого? У вас нет своих денег, следовательно, вы должны привлечь прямую иностранную инвестицию извне. Но прямые иностранные инвестиции идут только в высокодоходные отрасли экономики. При этом к прямым иностранным инвестициям предлагаются соглашения (через МВФ или другие инструменты) – свободный вывоз капитала. Таким образом, необходимо передать свои наиболее высокодоходные отрасли иностранным инвесторам и разрешить им свободно вывозить капитал из страны».

Последствия такой политики парламентарий проиллюстрировал на примере одной из стран ЕС:  «Отличник процесса вступления в ЕС – Венгрия – выполнила все эти требования в идеальном порядке. В конечном итоге в 2007 году, когда разразился глобальный кризис, это привело к еще более острому кризису и серьезно укрепило политические позиции Орбана, а также привело к  пониманию венгерским правительством того, что, по сути дела, оно не имеет никаких экономических рычагов влияния на улучшение жизни и благополучие венгерской нации».

«Орбан стал “enfant terrible” ЕС за счет того, что ввел специальные налоги на высокодоходные отрасли венгерской экономики – банковскую сфера и телекомы, которые в это время уже принадлежали европейским или американским компаниям. – Поэтому в политический анализ надо включать элементы анализа экономического, – заключил депутат, – проанализировать не только политические модели, которые были предложены всем странам с переходной экономикой, и которые были явно в интересах метрополии, а реальную экономику на основе здравого смысла».

О реакции Беларуси на санкции

В рамках дискуссии подняли вопрос, почему Беларусь начала «огрызаться», вводить контрсанкции, очень резко реагировать на заявления. Почему Минск решился на это именно сейчас?

Андрей Савиных предположил, что все кризисы взаимоотношений 2005-2010-2015 годов протекали в рамках действующего международного законодательства. «Совокупный Запад испытывал 100-процентную уверенность, что они могут поучать, транслировать свои идеи, а остальные страны должны им следовать. Но инструментарий, который использовался, был в рамках традиционных норм международной политики и международного права, за исключением, может быть, санкций. Но к санкциям все привыкли. Все понимают, что это незаконный метод экономического принуждения, но его используют так широко и часто, что это стало привычным. Впервые в этом году Рубикон в определенной степени был перейден. Организацией массовых беспорядков занялись спецслужбы близлежащих государств – Польши и Литвы. При поддержке, как мне представляется, США.

В компетентных белорусских органах достаточно данных на этот счет. Когда белорусская сторона увидела, что против нее используется вполне конкретный подрывной инструментарий, она начала реагировать соответственно. Я вижу только такое объяснение».

Любое воздействие на систему, если оно не ведет к слому системы, делает систему сильней

Прозвучало, что в приватных дискуссиях среди европейских политиков видно понимание многих вещей, но есть опасения, что «если они не будут вводить санкции, то будут выглядеть плохо в глазах своих собственных граждан».

Парламентарий отметил, что Европейский Союз – большой. И там есть все знания мира, которые только существуют в человеческой цивилизации. Хотя есть и проблема. «Со своим подходом к образованию они начали уже давно штамповать узких специалистов, которые могут хорошо разбираться в сфере дипломатических отношений или переговорного процесса, но могут не понимать определенные социально-экономические процессы, – Савиных привел один из примеров работы таких универсальных законов систем. –

Любое воздействие на систему, если оно не ведет к слому системы, делает систему сильней. Поэтому они в любом случае будут выглядеть плохо перед своими избирателями. Потому что они на протяжении многих лет укрепляли и в определенной степени консервировали белорусскую политическую систему. Потому что, когда политическая система получает угрозу извне, она не развивается, она консервируется. Работа с развития переключается на защиту и сохранение. Но это те вещи, которые, я на 100 % уверен, ни один классический выходец из МИДа какого-нибудь государства ЕС обсуждать не сможет. Это нужно идти в их университеты, где много специалистов, может, в спецслужбы».

Вопросы с неправильной формулировкой

В ходе дискуссии Андрей Савиных обратил внимание аудитории на неправильную формулировку некоторых вопросов. Один из них поставлен таким образом: «Сможем ли мы достичь урегулирования с ЕС без преодоления внутриполитического кризиса?”

“В каком смысле? Тут телега стоит впереди лошади.

Проблема заключается в следующем: для нас главное – это преодоление политических диспропорций и противоречий внутри страны. Для перспектив развития Беларуси в будущем основное – это выработать точку зрения на то, как мы будем двигаться вперед, на каких принципах, какое общество мы здесь будем строить. В зависимости от того, к какому решению и какой модели мы придем, уже после этого нужно учитывать фактор международных отношений. И международные отношения в парадигме нашей политики всегда рассматривались как сопутствующий фактор. Как фактор, который позволит обеспечить максимально благоприятные условия для решения задач социально-экономического развития страны». – Депутат подчеркнул: «На мой взгляд, мы должны сначала преодолеть диспропорции, которые возникли в нашем обществе (причем не в августе, а за последние лет 10), а потом уже выйти во внешний мир с конкретным предложением сотрудничества. И посмотреть насколько наши двусторонние отношения, в том числе с ЕС, будут отвечать или будут противоречить этой задаче. И тогда мы либо очень легко урегулируем все вопросы, либо урегулируем сложнее, но как мне представляется, тоже урегулируем.

Следующий вопрос – что если отношение ЕС к Беларуси изменится? «А какое отношение ЕС было к Беларуси до этого? Как мы его можем описать? Каково его содержание? – спросил парламентарий. – И если говорить о банальностях, мы должны делать выводы, не основываясь на газетных публикациях или публичных заявлениях, а на реальных интересах. Если мы начинаем это оценивать таким образом, то и вопрос, и ответ будут другими».

«Нам Варшава на протяжении всей истории белорусской независимости предлагала посредничество во взаимоотношениях с Брюсселем. Минск сказал, зачем нам говорить с Брюсселем через вашу страну? Мы будем говорить напрямую, – проинформировал председатель Постоянной комиссии. 

«Но актуальность всего того, что происходит в регионе Центральной Европы, включая Беларусь и Украину, будет сохраняться независимо от того, как будет формироваться архитектура глобального или многополярного мира. Вот это я могу сказать с уверенностью», – отметил Савиных.