САВИНЫХ
Андрей Владимирович

Депутат Национального собрания
Республики Беларусь

Савиных: Задача для нашего региона – новая индустриализация

Возможные варианты развития международных событий и их влияние на жизнь Беларуси в 2023 году в программе “Актуальный микрофон” обсудили с председателем Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Национального собрания Беларуси Андреем Савиных. 

Тенденции 2023 года 

Социальное время несколько длиннее, чем наше физическое, чем восприятие его отдельным человеком. Поэтому сложно оценивать трансформацию мира в интервале одного года. В определенном смысле прошедший 2022 год был переломным, поскольку действительно серьезно обострились глобальные процессы разрушения однополярного мира. В 2023 году эти тенденции продолжатся и даже усилятся. Но прежде чем говорить о них, мы должны сформулировать, с чем человечество столкнулось, с чем пришло в новый год.

Продолжение развала однополярного мира прежде всего связано с конфликтом между финансово-корпоративными кругами (которые носят наднациональный характер, существуют повсюду и представляют транснациональные корпорации) и национальными государствами, традиционными социальными системами. Плюс это и конфликт двух идеологий. Сегодня важно об этом говорить.

Либерализм и неолиберализм – трансформация понятия

В середине прошлого года идеологически это противостояние было оформлено конкретным образом. Известный политолог Ёсихиро Фрэнсис Фукуяма в июне 2022 года опубликовал манифест либерального национализма.

Это весьма интересное явление. Либерализм возник в середине XIX века и в то время представлял вполне прогрессивное движение. Он был связан с борьбой за индивидуальные права людей, за врожденные права человека и его свободы. Национализм в начале XIX века тоже был связан с определенным революционным движением. Тогда начала формироваться концепция наций, которая заменила логику монархии. Если раньше монарх был источником легитимной власти, то в XIX веке появилось понятие нации. Весьма прогрессивное движение, но с течением времени эти два понятия – национализм и либерализм – серьезно видоизменились. И либерализм превратился в неолиберализм, индивидуализм. Национализм начал вырождаться в нацизм в ХХ веке. И объединение этих двух философских понятий, общественных концепций открыло новую страницу. Если мы говорим о том, что либеральный национализм действует в рамках одной страны, то, как правило, он создает условия для того, чтобы пожертвовать частью населения: будь то евреи, будь то русские, будь то люди, которые не принимают борьбу с COVID или зеленую повестку дня. Но это по своей сути фашизм, классический вариант фашизма. Однако если идеологию либерального национализма начинает исповедовать группа стран, то они начинают проповедовать, например, культуру отмены, которую мы видим в отношении русской культуры. А это уже классический нацизм. Это уже попытка поставить одни нации выше других.

Получается, что либеральный национализм – это философское течение постмодерна, которое отказывается от рационализма, от стандартов, от каких-то понятных всем критериев оценки окружающей нас реальности, человечности и формирует совершенно другую основу, которая ведет нас либо к фашизму, либо к нацизму.

Технофеодализм – сценарий в пользу глобального олигархата

Сценарий, который предлагает эта финансово-корпоративная группа, – это технофеодализм. По сути это уход от свободного рынка, от конкуренции, от всего того, что ценят классические либералы (в этой системе это не будет существовать). Идет фиксация олигополии и формируется ярко выраженное сословное общество по типу кастового общества в Индии, оформляется уход от традиционной человеческой цивилизации, основанной на греческой философии, римском праве и традиционных авраамических религиях.

Это движение подпитывается, поддерживается и развивается весьма и весьма небольшой группой людей – владельцами транснациональных корпораций. Для простоты их можно называть глобальным олигархатом. (Это не “золотой миллиард“, это еще гораздо меньше. Это может быть 15-20 млн.)

Сегодня они владеют стратегической инициативой, контролируют подавляющее большинство транснациональных корпораций в мире, особенно финансовых и цифровых, хотя они из себя представляют менее одного процента населения, может быть, даже полпроцента. Против них выступает очень большое количество национальных государств, это две трети населения планеты. Если говорить о крупных государствах, то можно упомянуть Россию, Китай, Индию, Индонезию, Иран, ЮАР, Бразилию, всю Латинскую Америку. В последние годы, кстати, там к власти во всех странах пришло левое правительство социалистического типа.

По большому счету мы говорим о 70-75 % населения. 2/3 стран мира – это без преувеличения более 70 % мирового ВВП. Сейчас мы видим, как эти страны объединяются. Они понимают, что транснациональные корпорации ведут старую экономическую систему к краху, причем крах они будут проводить по сценарию довольно жесткого приземления с попыткой переложить основные издержки на развивающиеся страны, на те страны, которые хотели бы более справедливого мироустройства. Поэтому эти страны и пытаются создать какие-то объединения. Среди них АСЕАН, ШОС, Союзное государство, ЕАЭС. То есть это попытка сделать переход к новой экономике и к новому многополярному миру более предсказуемым, более понятным, более справедливым и менее тяжелым.

Фактически это создание многополярного мира, которое основано на идеологии весьма пока цветистой. Эта идеология – смесь различных социалистических конструкторов с идеями раннего либерализма, демократии. Поскольку все эти национальные государства в той или иной степени основаны именно на народовластии. объединительная идея присутствует.

Андрей Савиных

Какой мир мы хотим построить

Мы можем сформулировать главную мысль, чего мы не хотим, кем мы не хотим быть, но потом мы должны будем ответить на очень важный вопрос: а что мы хотим для себя? Какой мир мы хотим построить для всех стран?

Если ответить на первый вопрос и не ответить на второй, можно оказаться в большой проблеме. Мы должны для себя сформулировать то будущее, к которому мы стремимся. Параметры, черты этого будущего будут проступать постепенно и все 2023 и 2024 годы. Я думаю, что этот период будет растянут даже на несколько лет. В основу будет положено определенное юридическое равенство людей, то есть мы не должны допустить деления людей на сословия. “Каждому по его труду и по его способностям” – это не коммунистический, скорее, социалистический, коммунитаристский лозунг в широком применении. Это социальная справедливость, это сохранение традиционных социальных конструкций в виде национальных государств, в виде традиционной семьи, традиционных общественных отношений. Это сохранение нравственности, которая заложена практически во всех авраамических религиях, это сохранение философии и в определенной степени принципов модерна. Модерна как философского течения, которое говорит о том, что человек может преобразовывать мир на рациональной основе, постоянно улучшая условия своей жизнедеятельности, сохраняя окружающую среду, развивая науку, познавая новые горизонты. Поэтому, мне кажется, это будет генеральная линия развития человечества.

Непредсказуемость – это новая нормальность

2023-й может принести нам много неожиданностей. Мне понравилась фраза: “Непредсказуемость – это новая нормальность”. Думаю, это можно будет отнести и к 2023 году.

Если говорить об очевидных тенденциях, то я бы выделил следующее: будет увеличиваться число локальных конфликтов.

Мы привыкли говорить от Тайване и о том напряжении, которое формируется вокруг именно этой части Китая, но эксперты отмечают также усиление напряженности по линии Китай – Индия в районе Тибета. Очень серьезную озабоченность вызывает вероятность конфликта между Турцией и Грецией за один из островов, а может быть и за многие острова в Эгейском море, по-прежнему сложная ситуация сохраняется в Центральной или Средней Азии. Растет напряженность между Северной и Южной Кореями, не исключается, кстати, и война в Персидском заливе, учитывая, что Иран набирает мощь, а та же Саудовская Аравия выходит из-под влияния Соединенных Штатов Америки. На Ближнем Востоке растет нестабильность. Самые интересные диспропорции существуют в странах Юго-Восточной Азии. А если посмотреть очень внимательно, то китайское население в этих странах составляет где-то один-полтора процента. Но они владеют от 50 до 70 % всей экономики, производственными комплексами. Поэтому вполне возможно, что мы можем прогнозировать рост антикитайских настроений, скажем, на Филиппинах и в ряде других стран.

В любом случае, что произойдет обязательно – это будет экономическая рецессия. Причем экономическая рецессия в развитых странах. Они сейчас уже подверглись удару инфляции. Они пытаются сдержать инфляцию, повышая учетные ставки банков, а это неминуемо ведет к сокращению производства.

Угроза банкротств на Западе

Более всего эксперты опасаются кризиса неплатежей – банкротства по типу американского банка Lehman Brothers, только в разы в более крупных масштабах, когда речь пойдет не об одном банке, а о десятках компаний. Если эти неплатежи произойдут, то будет очень жесткое приземление, которое прежде всего ударит по Европейскому союзу. Это сценарий социально-экономической катастрофы в ЕС. Распадется он или нет, об этом говорить сложно. Но то, что ситуация социальная, политическая и экономическая в ЕС будет очень сложная, это вне всякого сомнения. Она уже наблюдается, но это еще цветочки. Ягодки мы увидим ближе к концу 2023-го, может даже в 2024-м.

Неизбежный каннибализм США

США вроде как бы пытаются убрать конкурента в лице ЕС, но они не делают это осознанно. Они делали ставку на обрушение экономики России с последующим разграблением природных богатств этой страны. Поскольку это полностью провалилось, то купировать кризисные явления у себя внутри на американском континенте они вынуждены за счет ближайших союзников, высасывая их ресурсы. А это прежде всего ЕС, Япония, может быть, отдельные страны Ближнего Востока. Получается неизбежный каннибализм, который связан с тем, что глобальная финансовая система подходит к пределам своего развития  и своего роста. Поэтому мы увидим увеличение числа экономических санкций.  Экономическая война по всему миру будет продолжаться очень активно.

Девестернизация

Санкции не только со стороны коллективного Запада и в отношении его в том числе. Число стран, которые отказываются от прозападного пути, будет постоянно увеличиваться. И они будут занимать все более активную позицию.

Здесь надо сказать прямо и четко: эта западная модель подошла к пределу своего существования, она не может больше обеспечивать развитие человечества.

Она даже не может обеспечить развитие западных стран. Она неминуемо рушится.

Борьба за право сформировать свой собственный регион

Другой вопрос, что те страны, которые страдали от этой системы, развивающиеся страны, они не хотят быть погребены под обломками вот этого рушащегося мира. Они пытаются выломаться из этой глобальной финансовой системы, создав свое собственное. Отсюда и задачи, которые ставят перед собой ШОС, АСЕАН, ЕАЭС –  это прежде всего создание своей собственной финансовой системы и использование национальных или региональных валют в международной торговле. Могут быть разные варианты. Это новые принципы безопасности, как те, которые, например, обсуждаются в рамках ШОС. И это новые региональные международные организации с выходом потом на реформирование глобальных организаций, таких как ООН. Эти вопросы и тенденции получат развитие в 2023 году.

– Из-за конфликта в Украине наш регион самый опасный? 

По-человечески можно воспринимать ситуацию так. Но я не могу согласиться, что наш регион – самый опасный. Это не так. Конфликт в Украине – это очень близкий, очень болезненный, очень жесткий конфликт, который производит очень сильное впечатление на нас всех. Мы хотели бы этого избежать. Но этот конфликт – это борьба за право сформировать свой собственный регион. Сегодня мы можем говорить об этом вполне доказательно. И Меркель, и Оланд признались в том, что все Минские соглашения – это была не попытка урегулировать конфликт, а попытка выиграть время для того, чтобы вооружить украинскую армию, обработать часть населения Украины и бросить их на разрушение нашего макрорегиона, союза, который мы пытаемся создать для того, чтобы обеспечивать мир на этой территории. Но эта задача по плечу. И когда она будет решена, то шансы нашего региона на устойчивое и благополучное развитие будут гораздо выше, чем у большинства стран в других районах мира.

Россия не может проиграть этот конфликт и никогда не проиграет. Не только в силу большего потенциала, но и в силу того, что правда на их стороне. И в силу того, что Запад вывел это противостояние на уровень онтологического конфликта. Т.е. это означает, что победитель может быть только один, и в этих условиях решить эту проблему можно только через победу. Что, кстати сказать, в 2023 году, с моей точки зрения, и будет достигнуто. Как только это произойдет, мы войдем в фазу восстановления не только Украины, но и вообще всей экономики, решая свои региональные задачи.

Парадокс! Если говорить об украинской государственности, то она прежде всего связана с победой России в этом вооруженном конфликте.

Андрей Савиных

Задачи для нашего региона

Если говорить о задачах для региона, то это прежде всего новая индустриализация.

Мы должны воссоздать на своей территории производство всех основных промышленных и производственных компонентов и выйти на создание самодостаточной технологической зоны, которая будет производить все виды критически важной продукции. Но помимо этого нам нужно выстроить и новую иерархию целей развития, нам нужно восстановить инженерную школу, нам нужно подумать над развитием внутренней логистической, банковской, телекоммуникационной инфраструктуры. Нам необходимо выработать и создать новую модель управления и экономикой, и людьми, включая новые принципы взаимодействия между людьми.

Нам необходимо найти гармоничный баланс между интересами общества и индивидуальными правами и свободами каждого человека по отдельности.

Логика и философия общества потребления изживает себя.

Общество не может жить без какой-либо идеи, без стремления к чему-то совершенному и интересному. Такой идеей может стать, скажем, выход в космос, какая-то космическая экспансия человечества, совместное созидание. Это в любом случае будет очень важным элементом новой картины мира, которую мы должны в своем регионе построить и реализовать.

Учитывая технологии и требования экономики, этот регион должен включать 300-400 млн индустриального населения. Он должен обладать необходимыми ресурсами. Отталкиваясь от этого понимания, мы можем дальше думать о том, кто войдет в этот регион. Понятно, что союза Беларуси и России не хватает, это только 160 млн человек, т.е. надо еще включать и страны Центральной Азии, но это не только страны бывшего СССР. Вполне возможно, что в макрорегион может войти Иран. Дальше начинаются предположения. Дело все в том, что этот процесс достаточно противоречивый, слишком много факторов, которые необходимо учитывать. Как он будет развиваться, предсказать невозможно. Это работа на 3-5 лет минимум. Мы можем также говорить о Балканах, о части Центральной Европы, об отдельных странах Юго-Восточной Азии. Одним словом, это процесс открытый.

Для того чтобы привлечь достаточное количество стран, мы должны сформировать свою картину мира, свои принципы, на которых мы будем строить этот макрорегион, и сделать его привлекательным для других народов. Тогда у нас все получится.

Интересы Турции

– Турцию хотят лишить членства в НАТО за то, что она держит не очень жесткую позицию по отношению к России

Турция – это страна, которая защищает свои национальные интересы. Реджеп Тайип Эрдоган  больше всего заботится об интересах Турции, а не об интересах НАТО. И поэтому очень часто выходит на конфликт и с Соединенными Штатами Америки, и соответственно с другими членами НАТО. Отсюда эти проблемы. Как будет развиваться ситуация, сейчас тоже говорить крайне сложно. НАТО как военный блок теряет свое значение и находится в глубоком кризисе. Он пытается найти какие-то пути разрешения этих конфликтов, но экономическая ситуация такова, что ему будет очень сложно этого достигнуть. Поэтому не исключаю, что на каком-то этапе Турция поймет, что НАТО для нее обуза. Но будет это или нет со стопроцентной уверенностью сказать сейчас никто не сможет. Это тенденции, которые мы должны держать во внимании и анализировать. Я бы здесь советовал использовать своего рода сценарный подход, когда анализируются любые возможности, сценарии, различные степени вероятности, но какой из них реализуется, сказать невозможно, потому что иногда осуществляется даже такой сценарий, которому отдавалось 2-3 % вероятности, а не 30-40 %.  Нассим Талеб описывает в своей знаменитой книге “Черный лебедь” именно такие вещи, которые иногда происходят в истории. Это еще называется “ирония истории“: мы планируем что-то, предполагаем, а история может рассудить каким угодно образом.

Возвращение прежних политиков 

– На выборах в Бразилии и Израиле вернулись политики, которые когда-то были раньше

Вернулись те политики, при которых люди чувствовали себя более или менее уверенно. Они хотят этой уверенности. Их беспокоит то, что происходит с миром. Они думают, что лучше консервативные ценности, чем оголтелая свистопляска постмодерна, когда нет ничего, на что можно опереться. Поэтому они начинают голосовать за людей, которых они знают.

Это проблема сейчас практически у всего населения. По стечению обстоятельств кризис, который разворачивается в мире, он многослойный. Это и социальный, и экономический, и политический, и управленческий, и поколенческий. Сейчас происходит смена политических элит.

Минские соглашения как иллюстрация мифа о западных принципах и ценностях

Международные договоры соблюдаются только в том случае, если есть силы защитить положения этого договора. Если такой возможности нет, то они нарушаются. И мы должны, наконец, понять простую истину. У нас создан миф о том, что Запад основан на принципах и на ценностях. Это неправда.

Западные политики и западная цивилизация прежде всего преследуют своей целью получение материальной выгоды. И пока правила помогают джентльменам зарабатывать деньги, джентльмены эти правила соблюдают. Как только это нарушается, что делают джентльмены? Меняют правила. Это логика, альфа и омега, Западной цивилизации, построенной на расистских принципах.

Перспективные международные организации для  Беларуси

Безусловно, это ЕАЭС как экономический блок, это ШОС как оборонная инициатива, АСЕАН – это перспективный партнер по торгово-экономическому сотрудничеству в среднесрочной перспективе. Союзное государство – важный политический союз.

Запад открыл ящик Пандоры

Здесь есть два момента, я не зря сказал, что сохранение украинской государственности прежде всего связано с победой России в СВО. Может быть, через эту победу удастся сохранить Украину как государственное образование. Если это не получится или же, скажем, результат будет не такой очевидный, то произойдет, наверное, тот процесс, который начался с разрушения Югославии, который был завершен уничтожением общего консенсуса о нерушимости европейских границ после Второй мировой войны. Причем разрушил этот консенсус Запад, когда он признал Косово и отделил Косово от Сербии. Тогда этот ящик Пандоры был открыт. Сейчас, когда государство слабеет и разрушается, нет ни одной страны в Европе, у которой не было бы подобных проблем. Украине предъявляют претензии и Польша, и Венгрия, и Румыния. Точно такие же претензии может предъявить Германия Польше, и дальше по списку. Все страны находятся в уязвимом положении. Я искренне надеюсь, что Украину удастся сохранить, хотя бы максимально приближенно к тем границам, которые существовали до февраля прошлого года.

Si vis pacem, para bellum

Если говорить о том, какие задачи стоят непосредственно на этот год, то идея и логика укладываются в древнеримскую мудрость, которая гласит: Si vis pacem, para bellum – «Хочешь мира, готовься к войне». Для того чтобы защитить мир как высшую ценность для белорусов и для нашего общества, мы должны думать об обеспечении безопасности на всех уровнях: это и продовольственная безопасность, и энергетическая, и промышленная, и военная. Но этого будет недостаточно, если мы не сумеем выполнить еще две задачи. Год мира и созидания как раз таки и предполагает решение именно этих двух задач. Первое, это дальнейшая консолидация общества, причем консолидация на патриотической основе – сначала думай о стране, потом думай о своих личных интересах.  Это межконфессиональное единство. В нашем обществе три или четыре ведущие религии, и нам нужно чувствовать себя сплоченными в этом. Это единение людей перед внешними угрозами и это созидательный труд. Это развитие реального сектора экономики – не финансовых спекуляций, не какой-то погони за прибылью, а создание устойчивой  производственно-технологической основы, на которой будет развиваться наше общество и, соответственно, инфраструктура нашей страны.

И, конечно, когда мы говорим о Годе мира и созидания, мы говорим в принципе о мире прежде всего между нами, между соотечественниками, между гражданами Республики Беларусь. Если мы будем едины, то никто не сможет покуситься на наше мирное будущее.

Движение неприсоединения 

У них есть вопрос с тем,  что там очень сложно самоорганизоваться, но, мне кажется, сама жизнь заставит Движение неприсоединения стать полностью на сторону развивающихся стран в их антизападной риторике и в их консолидации, потому что будущее развивающегося мира как раз таки в создании многополярного. За это придется побороться, поскольку ничего не дается сейчас даром.

Я хочу еще раз подчеркнуть – наши исходные возможности вполне приемлемы. Если мы приложим к этому свои усилия, можно с уверенностью говорить о том, что у Беларуси стабильное и надежное будущее.

Мне хочется тоже поздравить ваших слушателей и пожелатьчтобы 2023 год приносил больше оптимизма, больше радостных переживаний, и чтобы мы научились уверенно справляться со всеми вызовами и сложностями, которые могут встретиться в нашем обществе. С Новым годом!