САВИНЫХ
Андрей Владимирович

Депутат Национального собрания
Республики Беларусь

Андрей Савиных: Почему я выступил за увеличение порогового значения до 25 %

В настоящее время на рассмотрении в Палате Представителей находится проект Закона Республики Беларусь «О государственном регулировании торговли и общественного питания в РБ».

Работа над данным законопроектом ведется достаточно давно и наряду с редакционными правками предусматривает определенные нововведения.

В рамках подготовки законопроекта ко второму чтению мною после детального анализа и изучения всех обстоятельств была предложена поправка, связанная с ограничением для развития субъектов торговли, доля которых в розничном товарообороте продовольственных товаров в отдельно взятой административно-территориальной единице не превышает 20 %. Моя поправка предполагает увеличение доли этого порогового значения до 25 %.

Андрей Савиных

Я внимательно изучил все доступные мне материалы и могу с уверенностью сказать, что сохранение порогового значения в 20 % стало сдерживающим фактором развития розничной торговли, прежде всего в малых городах и сельской местности, что приводит к негативным последствиям как для государства, так и для жителей нашей страны.

Что означает данное ограничение на практике?

В качестве примера можно привести ситуацию, когда, открыв единственный магазин в некоторых административно-территориальных единицах, субъект торговли сразу превышает установленное Законом ограничение в 20 % ввиду того, что объем розничного товарооборота в таких территориальных единицах незначительный.

Пороговое значение в 20 % в первую очередь «наказывает» покупателя

Имея превышение доли в 20 %, розничные сети уже не могут открыть магазин в другом населенном пункте этого же района, даже несмотря на настойчивые требования местных жителей. В результате жители таких районов идут в другие магазины, где вынуждены покупать товары в меньшем ассортименте и/или по более высокой цене. В конечном итоге получается так, что установленный порог в 20 % в первую очередь «наказывает» местного потребителя.

Ограничение в 20 % в свете интеграционных процессов в рамках ЕАЭС

Ограничение в 20 % видится также необоснованным в свете интеграционных процессов в рамках Евразийского экономического союза, участницей которого является Республика Беларусь. Так, в Российской Федерации указанный порог составляет 25 %, в Республике Казахстан указанный порог и вовсе отсутствует. В рамках унификации законодательств стран Евразийского экономического союза в сфере торговли с высокой долей вероятности можно предполагать в будущем увеличение данного порогового значения до 25 %.

Действительно ли торговые сети «паразитируют» на поставщиках?

В ходе обсуждения этого вопроса я часто слышал заявления о негативном влиянии крупных сетей на поставщиков и представителей малого и среднего предпринимательства.

Так ли это на самом деле? Давайте разберемся и более детально остановимся на каждом из аргументов.

Подавляющее большинство претензий сводится к тому, что торговые сети, используя свою рыночную силу, создают предпосылки, заставляющие поставщиков и производителей значительно снижать цены на поставляемые ими товары.

Насколько обоснованными являются такие претензии?  Действительно ли торговые сети «паразитируют» на поставщиках? Мне видится данная ситуация несколько в ином свете. Торговые сети, работая на высоко конкурентном рынке вынуждены быть эффективными и максимально снижать свои издержки. Логично, что аналогичного подхода торговые сети ожидают и от поставщиков, заставляя их идти по пути снижения издержек, т. е. также быть эффективными, предлагая цены, которые могли бы конкурировать с поставщиками, например, из стран-участниц ЕАЭС.

Справочно:

Рентабельность по чистой прибыли крупных торговых сетей составляет, как правило, около 1 %.

При этом, согласно данным за 2019 год, размещенным в открытом доступе на Едином портале финансового рынка (www.portal.gov.by), рентабельность по чистой прибыли 44 производителей продовольственных товаров, с которыми торговые сети имеют значимые обороты, существенно выше, чем у самих сетей. (Например, Брестский мясокомбинат – 5.8 %, Беллакт – 7,5 %, Солигорская птицефабрика – 4,9 %, Коммунарка – 5,6 %, Пивоваренная компания Аливария – 11,3 %).

Принцип «четырех свобод»

Нежелание отечественных поставщиков конкурировать на равных с другими участниками рынка несет в себе потенциальную угрозу для экономики Республики Беларусь. Зафиксированный в Договоре о ЕАЭС принцип «четырех свобод», как основополагающий принцип функционирования внутреннего рынка, который закрепил отказ от применения мер защиты во взаимной торговле, требует от отечественных производителей конкурировать не только с представителями отечественного бизнеса, но и с представителями бизнеса других стран-участниц ЕАЭС. И если предположить ситуацию, когда в ассортиментные перечни товаров наравне с товарами, произведенными в Республике Беларусь, в обязательном порядке будут включены товары других стран-участниц ЕАЭС, вопросы конкурентоспособности отечественных предприятий и, как следствие, влияние данного факта на экономику страны будут стоять очень остро.

Нельзя также забывать, что проводимая торговыми сетями работа по получению конкурентных цен позволяет покупателям (простым белорусским гражданам, в том числе социально незащищенным слоям населения) совершать покупки по приемлемым ценам и с уверенностью, что уровень заявленных цен не является завышенным.

В сложившейся ситуации крупные торговые сети выступают в качестве «лакмусовой бумажки» для выявления слабых, с точки зрения конкурентоспособности, мест в цепочке производитель/поставщик – торговые сети – конечный потребитель.

Доминирование крупных торговых сетей является неизбежным фактором экономического развития

Я также неоднократно слышал, что доминирование крупных торговых сетей на рынке приводит к снижению количества предприятий малого и среднего бизнеса.

Данное утверждение идет в разрез с официальными данными Национального статистического комитета Республики Беларусь, согласно которым количество продовольственных магазинов, принадлежащих малым и средним организациям, не только не уменьшилось, а, наоборот, возросло за период с 2015 по 2017 годы.

Справочно:

Согласно информации, опубликованной в 2018 году Национальным статистическим комитетом Республики Беларусь в статистическом сборнике «Малое и среднее предпринимательство в Республике Беларусь», количество продовольственных магазинов составило:

  количество продовольственных магазинов в 2015 году количество продовольственных магазинов в 2016 году количество продовольственных

магазинов в 2017 году

Средние организации 584 608 685
Малые организации 1495 1565 1940

 

Как обстоят дела в европейских странах?

Я внимательно посмотрел, а как обстоят дела в европейских странах. И выяснилась очень интересная картина. В частности, в Финляндии 5 торговых сетей занимают долю 95,1 %, в Норвегии – 90,2 %, в Швеции – 82,7 %. Более того, зачастую одна сеть занимает весьма значительную долю розничного рынка продуктов питания. Так, по состоянию на 2018 год в Литве торговая сеть Maxima занимает 37 % рынка, в Швеции торговая сеть ICA Group занимает 39,2 % рынка, в Финляндии торговая сеть S Group занимает 47 % рынка, но даже при таких высоких показателях антимонопольные органы не усматривают негативного влияния торговых сетей на состояние конкуренции.

С моей точки зрения, доминирование крупных торговых сетей является неизбежным фактором экономического развития, когда снижение издержек за счет масштаба и стандартизации всех бизнес-процессов обеспечивает конкурентоспособность. Но эта ситуация в реальности не мешает развиваться мелким розничным магазинам в таких форматах, как:

  • узкоспециализированная торговля (свежая выпечка, мясо, сыры, кофе, фермерская продукция и проч.);
  • небольшие магазины шаговой доступности «для забывчивых» с универсальным ассортиментом товаров.

Именно наличие узкой специализации, учет индивидуальных потребностей и ориентация на специфические интересы покупателей формирует возможность для представителей малого и среднего бизнеса конкурировать на равных с крупными торговыми сетями. Но эта конкуренция происходит не в отношении уровня цен, а на основе возможностей для небольших нишевых магазинов предоставить своим потребителям дифференцированный набор услуг более высокого качества.

Оптимизация логистических затрат

Я готов согласиться с утверждением, что крупные торговые сети имеют возможность получать более выгодные цены от поставщиков не только за счет объемов закупки, но и за счет оптимизации логистических затрат.  Обладая собственными логистическими центрами, они берут на себя логистические издержки, при этом надо понимать, что сами издержки не исчезают, просто сеть может справиться с логистикой гораздо эффективней, чем даже крупный производитель. Таким образом сети получают преимущество по ценам.

Но ведь это главный принцип существования всего бизнесе! И на этом основывается конкуренция!

Тут возникает другой вопрос. Ведь так же могут действовать малые и средние предприятия, если объединятся в закупочные союзы. Это позволит  им за счет общих объемов закупаемой продукции на добросовестной и конкурентной основе добиваться тех же условий сотрудничества с поставщиками, что и крупный ритейл. Тем более что примеры успешных закупочных союзов существуют во всем мире!

Я лично видел в Турции, где работал послом Беларуси, как тысячи мелких производителей, объединенных в кооперативы, диктовали свои «правила игры» даже самым крупным компаниям.

Современный бизнес не должен прятаться от экономических тенденций. Он должен и может использовать их в интересах своего развития.

Мероприятия по законопроекту

Подпишитесь на рассылку

и получайте все новые посты на свой адрес электронной почты